суббота, 24 мая 2014 г.

КРАСОТА И УРОДСТВО

-- Ведь есть же какие-то пределы?
 -- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                                               Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


В том, что сейчас происходит трудно разобраться. Факт налезает на факт, абсурдность происходящего подавляет и приводит в замешательство. Пристрастие к копанию в деталях может разрушить мозги.  Чтобы понять происходящее – необходимо подняться над фактами.




     В том, что происходит с Украиной и в мире – явно угадывается полит-технология. Нам 20 лет промывали мозги и мы уже сжились с уродством, которое нас окружает, притерпелись к нему и несколько отупели. И это естественно. Это - момент воспитательный. Если на ребенка постоянно кричать и оскорблять его – он постепенно тупеет и «шкура» его начинает утолщаться. Так организм защищает себя от перегрузок. Он приспосабливается к враждебному окружению. Так же приспособились и мы.



Уродство окружает нас со всех сторон, лезет из всех углов, но мы не возмущаемся. Мы его воспринимаем, как назойливую муху. Отмахиваемся от нее, но сами не замечаем, как сами постепенно становимся все более уродливыми. Нас уже ничто не шокирует. Многие, влезая в грязные, бесформенные штаны и потную майку, думают: «Есть и хуже меня». Так, уродство прописалось в сознании каждого.  Сегодня красивый человек - большая редкость. Я говорю не только о внешности и со вкусом подобранной одежде, но и о внутренней самоорганизованности и уравновешенности человека.

     Об уравновешенности мы можем только мечтать. Наше неумение слушать друг друга доходит до полной нетерпимости. Слова «Простите, я вас перебью» считаются вполне приемлемыми. В нашем обществе, разобранном на отдельные кирпичики, каждый камень кричит – «Я», а в результате получается полная разруха. Пока кирпичи не «договорятся» сложить фундамент – толку не будет. Потому что фундамент – это «что-то», а отдельный кирпич – просто булыжник.

     Наше общество обречено. Его падения уже не остановить. Мы угодим в самый ад, чтобы, очутившись в нем, понять, что там жить нельзя, что следует перестать класть в основу жизни разрушительные законы.

     Эти законы были искусственно навязаны нам 20 лет назад. Когда кто-то пытается оправдать Горбачева, то всегда связывает его преступление с падением цен на нефть. Я вообще не хочу говорить о нефти, потому что дело – не в ней.

 Нефть – это только внешнее проявление того, что лежало внутри. Преступление Горбачева состояло не только в том, что он «открыл» страну для враждебных вмешательств и позволил в ней хождение доллара, не только в том, что он «сдал» Восточную Европу, открыв для врагов наши границы, не защищенные буферными государствами. Его преступление было гораздо страшнее и оно состояло в том, что он развернул социалистический мир в сторону смерти. Что это значит?

     Это значит, что он позволил западным полит-технологам под видом помощи правительству, помогая в периориентации государства на капиталистический лад, внедрить на территории бывшего СССР «законы смерти». Я не преувеличиваю, потому что таковыми они являются в действительности. А почему, вы думаете, так резко изменилась наша жизнь? Такие вещи не происходят на пустом месте.

     Музыканты знают, что существует ритм смерти. Если его послушать некоторое время – не выдержит сердце…  Есть частоты, которые разрушают не только человеческий организм, но и огромные здания. Так вот, законы, на установление которых дал разрешение Горбачев, спровоцировали высокую смертность в стране и развитие всех возможных пороков, какие только могут существовать. Все это возникло под прикрытием волшебного слова «плюрализм».

     Эти законы были спроектированы таким образом, что они создали опасный уклон, по которому «покатилось» наше государство, все более наращивая разрушительные обороты. Наше внутреннее равновесие было непоправимо нарушено.

     Обычно такие законы устанавливаются в порабощенных государствах с целью ослабления их и уничтожения.

     Если я сейчас начну перечислять факты, которые бы указывали на нашу все ускоряющуюся деградацию – я просто погрязну в грудах мусора, который свалился нам на головы. Я уже много писала о том, как нам навязывали чувство «вины» за наше славное прошлое, как развращали наше тело и дух. Думаю, что об этом немало написано. Я хочу сказать об уродстве.

Красота и уродство уже давно ведут свой спор. По большому счету, этот спор ведут стихии, которые обеспечивают создание структуры или ее разрушение, то есть, порядок или хаос. В египетской мифологии эти силы были представлены Осирисом и Сетом, в древнегреческой – Аполлоном и Дионисом.


                                


                                          


 Греческие мифы говорят о том, что спор этот начался в глубокой древности, когда Аполлон и Дионис делили жертвенный треножник – символ власти. Тогда в Греции победила Красота, которую представлял Аполлон.  Дионис вынужден был уйти в тень, проявляясь лишь в дионисийских свальных оргиях, а позднее у римлян – в сатурналиях.

Греки – мудрый народ. Они зорко следили за тем, чтобы Дионис не занял главенствующего положения в сонме олимпийских богов, чтобы с ним вместе в реальность не проникли уродство и разрушение.

В исландских сагах вместо Диониса выступал злобный волчонок Фенрир, которого боги приковали волшебными цепями к мировому древу. Но древнее пророчество Вёльвы гласило, что когда-нибудь Фенрир, заматерев, разорвет волшебные и цепи и обретет свободу. Когда он разорвет цепи – уродство и злоба, ничем не сдерживаемые, разрушат мир и умертвят не только людей, но и богов. Таково было страшное пророчество, о котором знали и древние греки. Они прекрасно понимали, что заигрывание с деструктивными силами – чрезвычайно опасно и потому старались держать эти силы, создавая законы, охраняющие красоту, форму и структуру.

Только благодаря этому пониманию великих космических законов греки создали такое социальное устройство, которое до сих пор поражает воображение своей гармонией и красотой.

Греки ненавидели и боялись уродства. Поэтому красоту, гармонию и прекрасную уравновешенную форму они сделали своим культом и старались не отклоняться от прекрасного образца. Уродства они боялись и старались избавляться от него. Человек также должен был развиваться таким образом, чтобы быть прекрасным во всех отношениях. У древнего грека внешнее должно было дополняться внутренним. И до сих пор греческая скульптура поражает нас уравновешенностью, которая проявляется в чертах лица, в позе, в телосложении.








                             


Некоторые специалисты полагают, что в древней Греции существовал культ тела и поэтому они наделяют древнегреческую цивилизацию качествами, которые, скорее, характерны для нашего времени. Но они забывают, что древние греки исходили из установки «познай себя», а, это значит, что они знали важность необходимости равновесия. Поэтому лица их скульптур безмятежны. Таковыми они были не потому, что эти люди больше занимались физкультурой, чем философией, а, скорее, потому, что физическое и умственное состояние их было нормальным. Эти люди были уравновешены. А уравновешенный человек всегда спокоен. Греки обладали хорошей здоровой психикой. Мы не можем судить об этих людях, потому что мы, по сравнению с ними, уроды.

Чехов как-то написал в одном из своих писем, что у умного человека и походка умная. Греческие мудрецы, юноши, девушки и политические деятели прекрасны только потому, что все у них было хорошо и внутри и снаружи. Я думаю, что, появись такой человек на наших улицах – движение бы остановилось – так непривычна для нас стала красота. Вот почему греки избавлялись от неполноценных и больных детей. Больше всего на свете они боялись уродства. Уродство – это дисгармония. Дисгармония – это болезнь. Болезнь – это смерть.  Вот и вся греческая логика.



Этими же законами древние греки руководствовались и при обустройстве своих полисов. Более того, они пеклись о красоте, суть которой видели в равновесии, а равновесие достигалось справедливостью. Все это вместе они называли «благом» и почитали достижение «блага» своей высшей целью. Мы сегодня даже не знаем толком, что это такое. Блага у нас только материальные.

Когда появились первые софисты – многие древнегреческие политические деятели увидели в них  угрозу.  Кто такие софисты? Это первые полит-технологи, которые предлагали свой ум, умение обосновывать и оправдывать все на свете (даже полный абсурд) по законам логики, в качестве товара. Софисты обладали такой мыслительной виртуозностью и бессовестностью, что могли обосновать и оправдать любое преступление. Явление на сцене софистов и было началом того недуга, который впоследствии погубил древнюю цивилизацию. Софисты являются верным признаком вырождения общества. Если они признаны и обласканы – значит, общество близится к состоянию упадка или уже катится под уклон. Мышление софистов – это симптом болезни общества и его порчи.

В Греции софистов поначалу преследовали и изгоняли из полисов. Но эти умственные лавочники пришлись по вкусу сильным мира сего, которые стали их нанимать для защиты своих преступных интересов ( в нашем обществе эту роль обычно выполняют талантливые адвокаты ).
То, что школы софистов начали распространяться и зло начало расти - говорит о том, что древнегреческая цивилизация шла к упадку. Если в государстве начинают преобладать вредные элементы – это говорит о том, что государство либо заболело, либо изжило себя.

Наша государственность слишком молода, чтобы говорить о старости. Но вот западная цивилизация уже движется к закату и перенимать ее зараженные вирусами законы и институты было неразумно (ведь у нас были свои). Но, если учесть, что западные «софисты» внедряли у нас не только зараженные законы, которые используются еще и сейчас на западе, но и законы открыто деструктивные – можно говорить о преступном умысле.

Когда в России наступила эра капитализма, мы поразили мир количеством предательств и преступлений, которые обрушились на социум, словно лавина. Все это – результат действия деструктивных законов, которые разрушили все защитные механизмы, которые успешно работали прежде. Фактически, эти законы пробили брешь в «иммунитете» страны, которая начала болеть доселе неизвестными болезнями.

 На основании деструктивных законов было произведено не только обрушение экономики, но и обрушение человеческой личности. Все это происходило очень быстро и легко. Как это делалось? Все просто – достаточно вынуть «краеугольный камень (о котором мы наслышаны, но понятия не имеем о том, где он находится и почему он краеугольный) и постройка начнет разрушаться без войн и взрывов. Пойдет цепная реакция саморазборки.



Модифицированная личность самостоятельно начнет отделять от себя целые «куски» и отбрасывать их в сторону до тех пор, пока не останется один голый эгоистический принцип – этот ненасытный червь, который вечно хочет есть. Здесь тоже все очень просто. Все зависит от обращения.

Есть люди ( и я принадлежу к их числу ), которые относятся к любому человеку с уважением. Поэтому они обращаются к их душе, пытаясь приподнять человека над бытом, разрухой и неприглядными фактами. Они пытаются пробудить мысль, сделать более живым воображение, настроить человека на восприятие гармонии. Такие люди обращаются к высшему в человеке. Советские законы были построены на этом принципе. В их основе лежал краеугольный камень, на котором было написано слово «жизнь». Поэтому в той счастливой жизни было так много солнца и воздуха, а люди были безмятежны и бесхитростны.

 На этой-то бесхитростности и сыграли западные полит-технологи, которые обратились не к высшему в человеке, а к низшему – к твари, одержимой пороками, инстинктами, разрушительными амбициями и жадностью. Они изъяли «краеугольный камень» со словом «жизнь» и сунули в образовавшееся пустое пространство голый череп, на лбу которого было написано слово «смерть» (я думаю, что программисты поймут, что это значит, если в коде изменить хотя бы одну букву и как это скажется на  проявлении).

 С тех пор смерть прописалась в нашей жизни и стала обыденностью. Вся наша культура, быт, работа, развлечения оказались пропитанными ее образами. Жизнь  обесценилась. Зато смерть обрела свою цену. Людей начали «убирать» за определенную плату, да и похороны стали стоить немалые деньги. Отношения между людьми стали деструктивными. Многие думали: почему так изменились люди? А потому, что им дали другую установку.

                                                  

Стало хорошим тоном обращаться к твари в человеке и изначально предполагать, что любой человек – тварь. Слово «душа» стало неприличным. Стало иметься в виду, что души, как бы и нет,  и потому обращались только к «червю» в человеке – к эгоистическому комплексу. В общество были запущены циничные выражение, вроде следующих: «ты не продаешься только потому, что тебя никто не покупает» или «любовь придумали нищие, которым нечем заплатить за секс», «не ты – так тебя».  Конечно, эти афоризмы были изобретены не нами, а для нас. А мы, как дураки, стали их повторять. Мы повелись на такую ерунду…

Жизнь стала приобретать какую-то странную форму. Она начала плавиться, словно сыр на сковородке. Посмотрите на картины  С.Дали – там особенно наглядно видно, как искривляются, плавятся и становятся уродливыми прежде прекрасные формы. Дали был не только гениальным художником, но и гениальным провидцем. Он рисовал уродство, хотя обожал гармонию и был прекрасным рисовальщиком (впрочем, как и Пикассо).



Наша жизнь изменилась и с тех пор мы ощущаем ее неустойчивость и временность, потому что она постоянно плавится на каком-то адском огне. Плавятся законы, учреждения, институты, плавятся люди, изменяясь до неузнаваемости, плавятся отношения, исчезают границы – мир погружается в состояние бесформенности и неопределенности. Сбывается пророчество Вёльвы, которая говорила о том, что зло  затопит мир, когда волчонок Фенрир разорвет волшебную цепь. Похоже, что он уже давно гуляет на свободе.

Чем мы занимаемся денно и нощно? Саморазборкой. Мы делаем это неосознанно. Просто вся наша жизнь, быт, законы заточены под эту задачу. Мы же катимся по инерции в мутном потоке и не сопротивляемся инерции. Мы и сами стали этим грязным потоком. Мы соревнуемся в низости. Что нас может остановить? Если уж трагедия Украины и вся ложь, которая словно горный обвал, обрушивается на нас, не заставит нас очнуться – значит, мы уже мертвы, будучи еще живыми. Значит, у нас нет ничего, кроме эгоистического принципа – голого инстинкта жизни – этого ненасытного червя.

Когда формы искажаются – наступает уродство. Внутреннее уродство постепенно проступает вовне. Так или иначе, уродство проявляется в неуравновешенности и порочности.

 Порок и жизнь – вещи несовместимые. Но именно порок в современном обществе охраняется и защищается, а не здоровье и красота. Я не говорю, что надо быть святым. Я не ханжа и не касаюсь вопросов морали. Я даже не говорю о том, что хорошо и что плохо. Я говорю только о необходимости равновесия внутри человека и внутри государства. Только в этом случае человеческий и государственный организм сможет защищаться от враждебных воздействий извне.

Люди – не ангелы. Но, если человек не может управлять собой и полагает, что неудержимая эмоциональность  это хорошо – он дисгармоничен. А дисгармония – это и есть тот самый череп, на котором написано «смерть». Дисгармония искажает форму, которая становится уродливой. А почитание такой формы - извращение.
В современном обществе уродство провозглашено нормой и находится под защитой законов. Это значит, что общество подписало себе смертный приговор. Череп – это дурной знак, черная метка и появляется он не к добру. Значит, есть какая-то сила, которая заинтересована в уничтожении общества.

                                               


Если у социального организма есть сила, чтобы извергнуть из себя заразу – оно выживет. Если нет – общество погибнет.
Начало гибели кладут «софисты» - страшные люди, которые «плавят» идеи и насаждают ложь. А ложь, лежащая в основе законодательства и обеспечивает саморазборку государственных структур на всех уровнях.

Когда-то в древности поспорили Аполлон и Дионис. Аполлон – бог порядка, структуры, гармонии и красоты и  Дионис – бог виноделия, помраченного сознания и неопределенности. В те времена, когда люди заботились о порядке и боялись хаоса, победа Аполлона была предопределена.

В конце 19 века этот спор возобновился. Начало ему положили Достоевский и Ницше, которые допустили, что «Бог умер». Что это значит? Это значит, что на смену порядку, гармонии и красоты приходит неопределенность, уродство и хаос. Началась переоценка ценностей и формы начали плавиться, меняя привычные и постоянные очертания. Все стало относительным и временным. Мир сотрясли две доселе невиданных по размаху мировых войны. Таково было следствие спора двух богов и в этом споре на сей раз победил Дионис, а Ницше и Достоевский стали трагическими вестниками, предсказавшими смену эона.

 Уже давно сотрясают общество большие и малые мировые конфликты. Войны стали обыденным явлением. Те, кто их начинают даже не удосуживаются придумать веских причин для их развязывания. В моду вошло «немотивированное преступление». Ложь лежит в основе буквально всех явлений. Россия увязла в этой лжи по самые уши. Если сейчас не провести радикальное лечение – все может закончится очень плохо.

Что делать? Провозгласить основополагающей идеей для развития государства – жизнь. Сделать человеческую жизнь наивысшей ценностью и уже, отталкиваясь от этой установки, строить дальнейшую жизнь.


Надо изъять «череп», который, словно мина замедленного действия, лежит в основании нашего общества. А дальше – надо оздоравливать обстановку. В этой ситуации «железный занавес» был бы весьма кстати.

                                                       



В качестве иллюстраций использовались картины Сальвадора Дали и древнегреческие скульптуры.

Комментариев нет:

Отправить комментарий