понедельник, 4 мая 2015 г.

ПРАЗДНИК ДУРАКА


-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                        Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


Елена Де-Бовэ


ПРАЗДНИК ДУРАКА

РУБЕНС. ВАКХ
Праздники, в которых безумие играло главную роль, были во все времена.  Суть праздников заключалась в «переворачивании» общепринятых норм, когда черное на время становилось белым, а место ума занимала глупость. Злое начинало почитаться, а доброе - высмеиваться, раб превращался в господина, а господин становился рабом. Безобразие получало высокую ценность, а красота порицалась и третировалась.  Это было время, когда на место разума вдруг усаживалась  глупость в виде пьяного бога, в одной руке которого была виноградная лоза, а другая размахивала молнией. Когда правил Пьяный Бог - нравы становились разнузданными, мысли – циничными, а народами вдруг овладевало сумасшествие.


В Древней Греции такие  мистерии назывались «дионисиадами»,  названными так в честь бога виноделия Диониса. В Древнем Риме - «сатурналиями». В  Риме празднованием  управлял шуточный король – Сатурналициус-принцепс или Повелитель Увеселений. В дни почитания  таких «дурных» богов  люди обычно обменивались подарками, а рабам разрешалось на время стать правителями своих господ. К четвертому веку нашей эры многие обычаи Сатурналий  были перенесены в рождественские обычаи. А средневековый  праздник Дурака превратился в Карнавал.




Многие высоколобые специалисты уверены, что подобные  празднества, когда всё переворачивается с ног на голову, когда объявляется свобода на распущенность и святотатство, когда человек опускается до самого своего дна, устраиваются только для того, чтобы люди выпустили пар, сняли напряжение,  и, таким образом, избавили бы общество от социальных потрясений.

Но  об этом вряд ли думали во времена дионисиад и Элевсинских Мистерий. В те далекие дни и психологов-то не водилось, а вот философы и иерофанты, изучавшие законы космоса и природы были прекрасно осведомлены о существовании бессознательного.


ЛЕСНОЙ БОГ ПАН

Дионисиады были не просто празднествами – это были такие же мистерии, как и средневековые  Дни Дурака. А мистерии не имели практических целей. Они лишь погружали людей в определенное переживание, которое помогало им постичь некую Истину. Эту истину нельзя было объяснить словами, но ее можно было пережить, сделав частью личного опыта.

Праздники Дурака, Дионисиады и Сатурналии давали возможность людям пережить то состояние бытия, когда происходит переход от одного порядка к другому, когда бог умирает и наступает хаос, а затем снова возрождается. Эти мистерии давали людям понимание о переходе от одного состояния бытия к другому, когда происходит полное крушение старого порядка и место сознания временно занимает  Бессознательное.


ДИЕГО ВЕЛАСКЕС. ВАКХ

 Конечно, в те времена о Бессознательном никто не слышал.  Обычные люди и понятия-то не имели о том, что оно есть. Но о существовании Бессознательного знали иерофанты и жрецы.  В этом вопросе они были гораздо более сведущими, чем современные психологи и психиатры. Во всяком случае, К.Г.Юнг, известнейший швейцарский психиатр, противопоставивший  Фрейду свою теорию бессознательного, всю жизнь посвятил изучению древних сокровенных учений.

 Для простого люда Бессознательное выступало в антропоморфных образах  Диониса, Сатурна, Вакха, Адониса, средневекового Шута (Дурака) и даже Сатаны.

САТИР

Австрийский философ  Ф.Ницше воспользовался образами античных богов для того, чтобы дать понимание человечеству о новом эоне, идущем на место старого, о грандиозных изменениях в жизни людей и о наступлении времени, когда крушение человека как существа разумного, станет непреложным фактом. Ницше полагал, что это крушение должно привести к рождению новой расы сверхлюдей. 


ФРИДРИХ НИЦШЕ

В  работе «Рождение трагедии из духа музыки» он противопоставил двух греческих братьев-богов – Аполлона (бога порядка, олицетворявшего сознание и творчество) и Диониса (символизировавшего темноту Бессознательного опьяненного Бога). Предчувствуя тенденции нового времени, Ницше взял сторону Диониса, провозгласив себя его апологетом и пророком.

Ницше, действительно,  был пророком. Он много писал о  будущем, которое осуществляется сегодня. Он взялся быть глашатаем разрушающего Диониса, который его устами возгласил о своем явлении, о переоценке ценностей и об… упразднении сознания.  Фактически, это было объявление об Апокалипсисе.  После такого заявления Ницше не мог не сойти с ума. Отождествившись с Дионисом, он тем самым дал согласие на собственное безумие.

Это был знак, после появления которого в пространстве что-то стало быстро и неуловимо меняться. Трон бога порядка Аполлона покачнулся, сила его начала иссякать. Потом вдруг разверзлась бездна  и из глубокой черной трещины  в мир мощным потоком хлынуло Бессознательное.  Ницше, Фрейд, Маринетти кричали на весь мир о том, что космос рухнул и туда, где прежде был благоустроенный мир, пришли скорость и дикий рев мотора, несущего человечество к гибели.


АРЦИБАШЕВ. ФАШИЗМ

И действительно - мир порядка и разума рухнул. Начались глобальные войны, а после них пришли разочарования и сомнения.  Мир накрыл хаос безумия, неконтролируемого вожделения и слабости. Бессознательное затопило почти все сознательные островки мира. Порядок был упразднен, а Хаос и Наваждение были провозглашены новыми богами.

То, что произошло с миром, было похоже на события из сказки Одоевского «Музыкальная табакерка», когда неразумный и любопытный мальчик одним неосторожным движением вдруг случайно расстроил тонкий механизм табакерки, наигрывавшей красивую мелодию. Всё было выверено  и уравновешено в этом механизме. Но вот чужая грубая рука дотронулась до пружинки и гармония разладилась. В царстве мальчиков-колокольчиков наступил Хаос и механизм остановился. Примерно то же самое происходит и в мире людей.

Апокалипсис – это наступление разлада в человеческом бытии, когда старый механизм ломается, а нового еще не создано. Это очень опасный момент, когда из преисподней выскакивает черт и начинает нашептывать людям о красоте разрушения и о нежном дыхании смерти.


БЕЗУМЕЦ

В Древней Греции на Дионисиадах люди, имитируя Апокалипсис, разрывали зубами живого быка, символизировавшего жизнь, и упивались его кровью. Дионис, которого изображали также в образе быка, санкционировал  свою собственную смерть. Таким образом, мистерия умерщвления Безумного Бога давала людям понимание того, что безумие способно только на разрушение и последним его актом будет самоуничтожение.

ХОХЛАЧЁВ. ДИОНИС

Все древние мифы о Дионисе рассказывают об одном и том же – о наказании безумного бога, гневившего своей глупостью всех богов. Однажды, - говорится в легенде, -  будучи ребенком,  Дионис случайно забрался на трон Зевса и начал махать молнией (символом власти и творчества). Чтобы унять его, титаны (силы природы) разорвали его на части.  Во все времена Диониса почитали как бога, обладающего детским умом (дурака), который случайно оказался на троне, вызвав этим гнев природных сил.

ПЬЯНЫЙ ДИОНИС

Образ пьяного Диониса, прогнавшего бога разума Аполлона, или Диониса в виде несмышленого ребенка, случайно забравшегося на трон Зевса и, натворившего много бед, - в целом является символом незрелого разума, вдруг оказавшегося  у власти и, нарушившего нормальный ход времён.

 В средневековье Дионисиады стали называть Праздниками Дурака. Это были долгие празднества, когда место разума и привычного порядка начинало занимать безумие бесноватых. Из толпы выбирали Бобового Короля, – как правило, самого придурочного, – и сажали его на трон, оказывая шуточные почести.  Также выбирали придворных и даже папу. Всё это с вывертами, ужимками, сквернословием и срамными песнями.


Брейгель Старший.
Сельский праздник

На всё это время естественная власть самоустранялась, позволяя черни бесноваться, как ей заблагорассудится.  На несколько дней города, герцогства и королевства погружались во власть сумасшествия и разврата.  Повсеместно устраивались  драки, винопития,  на площадях представляли пародии и скабрезные спектакли-сатиры. Всё это сопровождалось пьяным гоготом осмелевшей толпы, насмехавшейся над властью. 


Брейгель Старший. Пьяные гуляки

Эти праздники нашли отражение во многих живописных полотнах средневековья  (в том числе, И.Босха, Брейгеля-Старшего), а также в церковных барельефах на стенах соборов Германии, Франции, Голландии, где высшее духовенство  и правящая верхушка изображалась в самых причудливых позах с ослиными ушами и собачьими  головами.


Скульптуры собора Парижской Богоматери

В конце концов, Праздник Дурака запретили, заменив его слабой карнавальной копией. Сделав это, власть изъяла подлинное содержание из мистерии, превратив ее в обычную распущенность.  А ведь суть праздника заключалась в необходимости понимания существования  фаз в истории человечества, когда на смену порядку приходит хаос и привычный уклад жизни нарушается.  День Дурака, по сути, это время дурного правителя, - обладателя незрелого ума, - который, вместо того, чтобы наводить порядок, приносит с собой разрушение.


Брейгель Старший. Чревоугодие

Несколько дней праздника оставляли после себя такую разруху, что жители городов и деревень  долго потом приводили свои дома и улицы в порядок. Они на своих «шкурах» познавали  истину, которая заключалась в понимании трагедии, на которую может обречь огромную массу людей помраченный  «бобовый король» со своими сумасшедшими «придворными».  Это был урок, который преподавался людям. Они понимали, что есть порядок, который устанавливает разум, и есть безумие, которое разрушает порядок и разнуздывает зверство.

Когда Гойя писал свою картину «Сон разума порождает чудовищ» - испанцы прекрасно понимали, что он хотел сказать. А сказать он хотел о том, что как только с разума снимают корону правителя  - его место тут же занимает шут в своем колпаке, который является дурной имитацией короны. Он начинает «рулить» вкривь и вкось до тех пор, пока всё не зайдет в тупик. Это время, когда разум отступает и приходит безумие.


Франсиско Гойя.
Сон разума, порождающий чудовищ

Сегодня от Праздника Дурака нам достался «хэллоуин», принявший облик узаконенных сатанинских оргий. Хэллоуин проходит незадолго до Рождества и заканчивается с рождением Христа, которое все расставляет по своим местам. Праздник рождества означает, что время бесноватых закончилось и сознание снова вступает в свои права, устанавливая новый порядок и законность. 

Современные люди не знают смысла многих явлений и мало интересуются этим. Многие наивно полагают, что люди Средневековья и Античности были глупее нас только потому, что у них не было компьютеров.  Я бы сделала обратное утверждение, сказав, что именно потому, что у них не было компьютеров  - они были гораздо умнее нас. Они, по крайней мере, знали цену порядку и понимали, какой урон может быть нанесен  миру глупым правителем.

Во все времена владыки должны были изначально быть мудрыми. Древние владыки расширяли,  строили, учреждали новые законы в своих царствах - устанавливали порядок. Они не разрушали своих государств, но присоединяли к ним новые земли.  Везде на видных местах стояли стелы, где  были выбиты надписи и барельефы, рассказывающие о подвигах правителя. Древний царь не мог быть плохим хотя бы потому, что он был для своего народа солнечным Богом, а это означало, что он был устроителем порядка, а не разрушителем.


Шут

Для того, чтобы государь помнил об опасности помрачения, которая над ним постоянно нависает, в Средневековье при дворах было принято держать шутов. Они имели физические недостатки и по статусу обязаны были быть дурачками. Шут был «тенью» своего господина и его негативной копией. Он и вести себя должен был соответственно – как тень, прыгающая по стенам. Шут кривлялся, гримасничал, подпрыгивал и переворачивался в воздухе – он был тенью, падающей от господина, освещаемого факелами, а, позже, свечами. Сегодня у владык нет теней, но раньше-то было по-другому. 


Шелбаев. Зураб. Государь и его тень

«Тень» короля  была  полной противоположностью благородного сеньора, обладавшего светлым умом и царственной осанкой.  Поскольку Шут был «тенью» господина, постольку царственная корона превращалась на его голове в рогатый колпак, символизирующий испорченную корону с искривленными зубцами и бубенчиками.


Шелбаев Зураб. Шут

Но не всегда шут был дураком. Порою он был намного умнее своего господина и даже обладал государственным умом. Таков был  Шико – шут французского короля Генриха третьего. Но и умный шут обязан был кривляться и говорить парадоксами, имитируя бред сумасшедшего. У шута был особый статус. Его нельзя было наказать за то, что являлось его работой. Он был «тенью» своего господина, следовал за ним по пятам и господин  часто прислушивался к голосу своей «тени». Дураки при дворе были не просто забавой.

Матейко. Шут

Но  шуты все-таки являлись представителями Хаоса и темной стороны бытия.  Господин, который  характеризовался как мудрый (а не безумный) правитель, не мог по своему желанию уподобиться шуту и начать своевольную  разрушительную деятельность в собственном государстве. В  таком случае он сам стал бы шутом – представителем темного мира хаоса и безобразия. Вот почему, когда король Лир решил добровольно снять с себя корону и уничтожить свое королевство, шут сказал ему с насмешкой:

И встанем мы, рука к руке
Два кру-углых дурака:
Один – в дурацком колпаке,
другой – без колпака…


Сцена из к/ф "Король Лир"

Это означало, что шут, находясь на своем месте, сохранял свою дурацкую корону-колпак, а король, добровольно разрушивший собственное королевство, не только лишался разума и короны, но даже не заслужил и шутовского колпака. Шут одной своей песней преподал королю урок, намекнув на то, что грань, которая отделяет сознание от безумия, очень тонка и что быть мудрым трудно, а безумным - легко. Достаточно просто проявить слабость или испытать приступ страха, возжелать покоя или вдруг, по-дурацки, возлюбив весь мир, принести жизнь собственной страны в жертву врагам. 

Причин для безумия много. Это может быть похоть или алчность,  неконтролируемый гнев или преступное легкомыслие. Для Лира его безумием стала слабость, когда он сознательно отказался от статуса короля, передав управление королевством сторонним лицам. Безволие короля стало причиной большой трагедии, которая логически завершила жизнь Лира безумием. Этот закономерный конец стал подтверждением простой истины: если правитель, потеряв разум, начинает разрушать собственное царство – это означает только одно - что он переходит на темную сторону бытия, где никогда не кончается Праздник Дурака.







Комментариев нет:

Отправить комментарий