вторник, 13 октября 2015 г.

ИСТИННАЯ ПАРА

-- Ведь есть же какие-то пределы?
 -- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                               Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность
Елена Де-Бовэ
ИСТИННАЯ ПАРА

В библии об этом сказано: «глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези ему» (Мф.2,2-3)



Вот вы спрашиваете – что делать? Как же я могу ответить на ваш вопрос, если  не знаю вас лично? Я не знаю, ЧТО должен делать в той или иной ситуации каждый конкретный человек. Это каждый решает для себя сам, исходя из собственного естества. Моё дело – прояснить ситуацию, сделать ее понятной и расставить всё по своим местам, а не решать конкретные проблемы. Каждый отдельный человек самостоятельно должен определять, что ему нужнее всего и самостоятельно пролагать дальнейшие пути – искать нужных людей, создавать организации, чтобы действовать практически.  Все проблемы решаются только так.

Если на дороге лежит камень, который мешает идти дальше, человек, конечно, может, пыхтя, перелезть через него и продвигаться по жизни дальше, но, в принципе, он обязан остановиться и посмотреть внимательно на то, что мешает ему идти вперед.  Он должен УВИДЕТЬ проблему, НАЗВАТЬ ЕЁ по имени, и, поняв, ЧТО это такое, КАК оно лежит и насколько оно велико, ДЕЙСТВОВАТЬ соответственно, заручившись помощью единомышленников, для которых эта преграда также составляет проблему. Но главное, что наиболее необходимо знать каждому, так это то, что все люди делятся на «теоретиков» и «практиков». Это и есть «истинная пара» - люди, представляющие в своем тандеме полную и гармоничную творческую единицу.

Испокон веков люди делились на тех, кто «знает» и на тех кто «действует». Их условно называют «теоретиками» и «практиками», «лидерами» и «менеджерами», «творцами» и «исполнителями». Теоретики, всегда развернутые навстречу к накатывающему времени и к будущему, всматриваются в это будущее и ловят его дыхание. Они дают очертания нового, опознают его и одевают в тонкую энергию идеи. Затем практики подхватывают эту идею и материализуют ее, опираясь на свою энергию и возможности.

Так должны в идеале распределяться «обязанности» между этими двумя типами людей, которые самой жизнью предназначены для плодотворного сотрудничества. Лишенные друг друга, они являют собой неполноценные и плохо работающие конструкции. Ни тот, ни другой не достигают по отдельности своих целей полностью. Теоретик без практика – просто мечтатель. Практик без теоретика – сумасшедший «движок», одержимый игрой и физкультурой.

У Ницше символ сотрудничества этой пары выражен в «Заратустре» в образе орла, уносящего в когтях змею, давая ей тем самым возможность приобщиться к небу и обозреть землю с высоты птичьего полёта. Без орла змея никогда не смогла бы подняться на такую головокружительную высоту и понять то, что можно понять только на высоте. Но беда в том, что змея не любит высот и потому ненавидит «орлов». Ее стремление уползать в расщелины скал является ее природной предрасположенностью. Только Великая Змея способна осознать необходимость подняться в небо. Творческий тандем Змеи и Орла в древности выражался в форме ДРАКОНА – летающего змея-птицы.



Полноценная творческая пара, увы, складывается крайне редко. И чаще всего это происходит по вине «змеев», одержимых идеей соревнования, своего земного величия и мудрости. Практичные «практики» презирают «теоретиков» за их непрактичность и пользуются ею в своих интересах. Они не понимают, что слабая  адаптированность «теоретика» на земле обусловлена его предрасположенностью к «небу» и его законам - ведь «теоретик» должен уметь понимать не только язык земли, но и язык неба и потому он лишь частично принадлежит земле, играя роль улавливающей антенны.

Эта творческая пара, которую «умники» всех мастей вечно противопоставляли друг другу, пытаясь выяснить, кто из них главнее – поставщик идей или их адаптор, - всегда представлялась как пара враждующих противоположностей, делящих «треножник власти». Из-за такой постановки вопроса постоянно страдало дело. А ведь в действительности, оба участника тандема представляют собой символических близнецов – отражение друг в друге, один из которых держится за небо, а другой – за землю. Один, осуществляет связь с небом, приобщаясь к земле через другого близнеца. Второй предопределен провидением для того, чтобы с помощью своего «брата» проводить идеи на землю и материализовывать их.



 Эта пара – основа любого творчества. Но при условии, что участники этого тандема не переставлены местами и не претендуют на власть друг над другом. А это часто бывает, когда «практик» берет на себя чуждую ему роль «поставщика идей» или руководителя «теоретика». «Практик», как правило, хорошо укоренён на земле. У него, как правило,  много энергии, достаточно денег, хорошие связи, кипучий оптимизм и стремление к бурной физической активности.  Для того, чтобы состоялся творческий тандем ему не хватает только партнера-«теоретика», который обеспечивал бы его идеями.

 Но богатый человек, на беду, часто амбициозен и одержим проектами собственного величия. Он не хочет чувствовать себя «вторичным» и потому начинает диктовать свою «волю» «теоретику». Он составляет для него планы и инструкции. Он указывает, в каком направлении должен смотреть «теоретик» и о чем думать. «Практик» заставляет «теоретика» играть на своем поле и по своим правилам. Фактически, тем самым он подрезает птице крылья и превращает орла в обычную глупую курицу, которая утратила способность летать.

В результате фундаментальная наука исчезает и становится утилитарной, открытия и прорывы в будущее не совершаются, развитие останавливается -  торжествуют серость и обыденность. В остановившемся времени, как в стоячих водах, начинается гниение и разложение. Исчезают творческие идеи и люди пробавляются старыми, давно забытыми идеями, которые они достают из  древних могильников. Именно это происходит сегодня. Смесь старых стилей окрестили «эклектикой», «модернизмом» и «ремейками». В действительности всё это – результат третирования «практиками» прав «теоретиков» и отлучение их от «неба».



 Но «практики» не понимают своей ошибки и  не желают вкладывать деньги в то, чего они не понимают, не поймут никогда и не захотят понять. Чтобы «практик» понял свою настоящую задачу, необходимо хорошее общее гуманитарное образование, расширяющее горизонты личности. Но и на это сегодняшний «практик» смотрит с презрением. Он предпочитает не учиться, а имитировать ученость, употребляя множество иностранных слов, и, затуманивая смысл простых понятий ложными обозначениями. Так, вместо развития у нас в России завелся идиотский «дивелопмент». Само употребление этого термина говорит о том, что одичание «практиков» зашло очень и очень далеко.

Если обратиться к истории искусства, то можно вспомнить творческий тандем композитора А.Н.Скрябина и его продюсера Кнусевицкого. Кнусевицкий был меценатом и очень богатым человеком. Он содержал оркестр и занимался популяризацией сочинений Скрябина – великого пианиста и композитора.
Сначала всё шло хорошо, но в какой-то момент амбиции Кнусевицкого начали брать своё. Он принялся указывать гению Скрябину, каким образом тот должен жить и как писать музыку. В результате плодотворный творческий союз распался.  Скрябин разорвал отношения с продюсером, а Кнусевицкий впоследствии занимался «подворовыванием» произведений Скрябина, поскольку потерял право на их популяризацию.
Скрябин же нашел нового антрепренёра – А.И.Зилотти, - человека замечательно образованного, широкого и интеллигентного, который прекрасно понимал, какие места в тандеме должны были занимать его участники.

Действительно, творческий союз в идеале должен представлять собой одухотворенное тело, где дух дает возможность телу жить иразвиваться. Роль проводника духа выполняет «теоретик», а пути этого духа на земле определяет «практик». В Библии об этом сказано: «глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези ему» (Мф.2,2-3). В этом союзе никто не должен быть ни рабом, ни начальником, но каждый обязан осознавать правильно свою роль в творческой процессе.

Но сегодня, увы, даже в театре  отношения между режиссером и актером между продюсером и режиссером принято рассматривать либо как отношения работодателя и наёмника, либо как господина и раба. Это изначально убивает творчество! Совершенно ясно, что продюсер, занимающийся финансированием, никак не может давать указания ни режиссеру, ни актеру. Точно так же и режиссер, являющийся в творческом процессе головой, не должен  отрицать  «тела», которое представляет собой актер.  Режиссер обязан принимать во внимание то, что воплощение роли актером также является творчеством и в этой практической сфере актер непревзойден и может обладать большой долей свободы.
В этом тандеме «режиссер» должен доносить идею и показывать путь и очертания целого, а актер - суметь творчески воплотить эту идею, дополнив ее своим видением.  Каждый из них в этом процессе занимается своим делом и не вмешивается в чужую сферу деятельности.

«Теоретик» определяет путь и дает направление, «практик» наилучшим образом вводит новое в жизнь. «Практик» без «теоретика» - это безглазое, безмозглое «тело», одержимое физическим движением. «Теоретик» без «практика» - полное ничто.



Сегодня во всех сферах (даже в искусстве и науке) управляет бизнес.  «Теоретик» превратился в слугу на побегушках у капитала.  В результате ситуация вышла из-под контроля и современные мыслители сравнивают жизнь общества  то с пикирующим самолетом, в кабине которого отсутствует лётчик, то с поездом без машиниста, летящим к разрушенному мосту.  Сегодня миром управляет слепое, глухое и безголовое тело, одержимое физическими движениями и борьбой за приз. О качестве жизни общества уже давно никто не думает.

Интеллигенция, которая прежде держала под контролем «меру вещей» и обеспечивала этическое равновесие в обществе, ныне задвинута в самый дальний угол и торгует сигаретами у метро. А «практики»  с серьёзными выражениями на лицах занимаются работами «по созданию пидараса пятого поколения на базе глубокой модернизации Бориса Маросеева с применением нанотехнологий».1
Мораль, которая во все времена сдерживала проявление зверства в человеке, объявлена вредной.  Всё сделано для того, чтобы слепое, глупое и безмозглое общественное «тело» подскакало галопом к пропасти и прыгнуло в неё.

Ненависть к образованию и культуре сделало людей монотонными, плоскими, злыми и неулыбчивыми.  Из их жизни исчезли краски и та утончённая прелесть, которая еще каких-нибудь 50-20 лет назад составляла главный смысл жизни.  Сегодня смыслом являются самые примитивные базовые потребности, которые свойственны даже самым примитивным организмам.

Исчезновение культуры (которая является олицетворением и показателем жизненности общества) – является явным признаком умирания цивилизации. Сначала отмирают высшие и самые хрупкие функции общества, смысл которых заключается в понятиях «блага», основанного на справедливости и гармонии (красота), а вслед за этим уходят в небытие «телесные» функции общественного организма, обеспечивающие его жизненность – происходит упразднение границ, структурных перегородок, ликвидируются институты и государственные органы (упраздняется государство), уходит промышленность. И, наконец, наступают полная деградация и хаос.

В нынешнее время такая ситуация стала возможной в результате грубейшего нарушения равновесия не только в жизни социума, но и в жизни каждого конкретного человека, который утратил всяческие ориентиры.
  Когда в обществе «адаптация» берет верх над «творчеством», «адаптаторам» становится нечего «адаптировать» и они начинают высасывать из пальца собственные «теории» об объективном процессе умирания  социума, об иссякании всех творческих «источников», о том, что у разума нет будущего. Им приходится говорить о том, что всё уже открыто и сказано, и ничего нового в мире не происходит. Но всё это идет не столько даже от умственного ничтожества и творческой скудости, сколько от того, что «практики» взяли на себя не свойственную им роль идейных руководителей, к которой они не предрасположены.



«Практики» не могут воспринимать тонкие идеи и потому их потенции не поднимаются выше понятия о наибольшей полноте власти. Перед идеей власти – одной из самых грубых и земных идей – все другие идеи в их сознании меркнут и бледнеют. У каждой улитки – своя Фудзияма. У «практиков» она больше похожа на небольшой холм, на который они с трудом взбираются.  Орлиные высоты для них недосягаемы и потому они говорят, как горьковский Уж:

- Ну что же - небо? - пустое место... Как мне там ползать? Мне здесь прекрасно... тепло и сыро!
   Так Уж ответил свободной птице и усмехнулся в душе над нею за эти бредни.
 И так подумал: "Летай иль ползай, конец известен: все в землю лягут, все прахом будет..." 2 

Но, если «практик» отрежет себе все пути к духу (к небу), ему останется только один путь – вниз, в магмы - к Рогатому. Впрочем, современные «практики» и не претендуют на большее. Они давно уже забыли о «небе» и лишили его других. А то, что по их вине произошел разрыв «истинной пары» и подавно им неизвестно. А ведь это – преступление перед Богом. Страшное преступление. Неискупимое. Людей, которые совершают такое преступление называют «гасителями Духа», выступающими против воли божьей.

По их вине «истинная пара» оказалась разъединена. По их вине развитие общества остановлено и старое, обветшалое его здание начало распадаться. Распадается и человек, превращаясь в собственную тень, в которой нет света.  Но даже, погибая, каждый обязан помнить, что и он представляет собой «истинную пару» - душу небесную и душу животную, которые должны сотрудничать и поддерживать друг друга, а не уничтожать и бороться за власть. Обе эти части человека должны преклонить голову не перед властью с ее грязью и ненавистью, а перед великим чудом жизни.
А слова «я никому ничего не должен» следует отнести к великому святотатству, ибо ЧЕЛОВЕК ВСЕГДА ДОЛЖЕН ЖИЗНИ! А ЕСЛИ ОН НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН, ЗНАЧИТ, ОН ПРОСТО БЕЗУМЕН!
_

___________________________
1 – В.Пелевин. Зал поющих кариатид. Прощальные песни политических пигмеев из Пиндостана.
2 – М.Горький. Песня о Соколе.


Комментариев нет:

Отправить комментарий