пятница, 27 февраля 2015 г.

ЧРЕЗМЕРНОСТЬ

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                                      Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


  ЕЛЕНА ДЕ-БОВЭ



Зло – это любая чрезмерность, присущая слабости. Зло наступает в случае, когда чрезмерность не может быть введена в определенные границы.

Любой  процесс необходимо локализовывать. Это закон жизни.  В ней все процессы ограничены формой и разрушение формы всегда означает гибель.



 Человек – это тоже процесс, ограниченный телом (формой). Почему же современные «творцы» новой жизни решили, что любое ограничение – это несвобода? Ограничение как раз и защищает процесс, протекающий в форме. Более того, ограничение -  (конечно не чрезмерное) является гарантом сохранности процесса.

В нашем социуме показателем свободы провозглашена порочная вседозволенность. Она не критикуется (ведь у нас свобода!). И никто не говорит о том, что чрезмерная свобода одних становится чрезмерным ограничением для других.

Подобное положение не является нормальным, поскольку оба процесса – и расторможенный и замораживающий – страдают чрезмерностью. А чрезмерность – это зло. В том числе и это касается и чрезмерного ускорения жизни (оно взяло старт в период горбачевского царствования).

«… из проделанного новейшей физикой анализа явлений турбулентности, хаоса и катастрофы, нам известно, что любой поток, любой линейный процесс, когда его ускоряют, приобретает странную кривизну – кривизну катастрофы», - пишет Ж.Бодрийяр.1

Чрезмерность в наши дни нарастает с невиданной скоростью. Чуть ли не каждое событие становится одиозным и страдает чрезмерностью. В какую бы сторону ни тек процесс – к безграничности или к чрезмерной ограниченности, если только он разгоняется до большой скорости – он становится неуправляемым и потому приближается к катастрофе. Суть любой чрезмерности заключается в нарушении равновесия, а равновесие (и только оно) удерживает форму от распада.

Крайние ее проявления – растекание по горизонтали (проявляется как экспансия, мельчание и заканчивается полным ослаблением и гибелью)и  сжатие до состояния точки (чрезмерность выражается в полной ограниченности и изоляции). То и другое – зло.

«Катастрофа, которая нас подстерегает, - пишет Ж.Бодрийяр, - заключается не в исчерпании ресурсов энергии…  динамика нарушения равновесия, работа на пределе… энергетической системы; именно это может… повлечь за собой… разлаживание всего механизма… Потенциально катастрофична любая неконтролируемая цепная реакция – вирусная или радиоактивная».2

Сегодня  все живут и работают на пределе. Кто-то завел эту дьявольскую машину и заставил всех крутиться с бешеной скоростью. Для какой цели включен этот бешено ревущий механизм, разогревшийся до точки плавления? Что производят все эти, несущиеся неизвестно куда, люди?

«Известно что, - усмехнется кто-то. – Они делают деньги, а волка ноги кормят», Значит, всем нужны деньги, а деньги необходимы для того, чтобы поддерживать эту ужасную жизнь в бессмысленном мире, несущемся к катастрофе.
Ж.Бодрийяр пишет об этой ненормальной гонке: «Все живые существа вступают в сговор.., охваченные одной и той же распущенностью, одним и тем же… драматизированным возбуждением, которое… выходит за рамки жизненной необходимости и, скорее, походит на навязчивую идею выжить, на холодный интерес к выживанию, охватывающий всех и подпитываемый своей собственной яростью».3

Значит – разогнались… Разогнались до степени, когда контроль утерян. Разогнались до полной невменяемости, до потери себя и собственного тела. Этот процесс мы сами привели в действие и теперь он протекает без нашего участия «с неумолимостью природной катастрофы». Теперь главная задача заключается в необходимости постепенного сбавления скорости, иначе все это плохо кончится.

Раньше, когда еще существовала история, - люди не так торопились и их жизнь не была скоротечна. Сегодня миром правит скука. Многие не могут долго сидеть на одном месте в силу того, что их нервная система перевозбуждена, перегрета и поэтому им нужно постоянно прыгать, чтобы не сгореть в результате экстренного торможения.

Потому сегодня многие задаются странным вопросом: «А что я буду делать, когда остановлюсь?» Страшный вопрос, который настигает тех, кто не привык думать и не создал своего собственного внутреннего убежища. Их судьба – бежать в никуда до полного изнеможения.

Зло вторично. Зло – это тень добра. Это – искажение формы. Оно не способно к творчеству. Оно может только разрушать кем-то уже созданное. Но зло может и служить добру. Это происходит в том случае, когда зло ограничивает чрезмерность.
Когда Наполеон вторгся в пределы России – это была чрезмерность. Фельдмаршал Кутузов послужил ограничителем этой чрезмерности. Лекарство также ограничивает чрезмерность болезни. Но если лекарство (антибиотик) убивает все бактерии в организме (в том числе и полезные), то некому уже будет ограничить «позитивный» онкологический процесс, который также является злом.

Человек должен очень хорошо понимать категории меры (чрезмерности) и равновесия (неравновесности). Чрезмерность всегда ведет к неравновесности, а неравновесность – это слабое звено в системе.  Когда наступает неравновесность – система либо перестраивается, либо умирает. Этот момент называется еще точкой бифуркации или «переходом».

Достигнув этой точки, уже нельзя вернуться обратно.  Можно двигаться только вперед, причем, человек в этом случае не в состоянии что-то выбирать. Его тащит непреодолимая сила, которую можно назвать «энергией проклятой стороны вещей».4

Она проявляется в «нерегулируемом потоке вещей, в распространении вирусов, в ускоренной работе в режимах перегрузок, в выходе за пределы причинности, в эксцессах.., в полнейшей необычности, в странных аттракторах, в невнятных сцеплениях».5

Принцип зла аморален. Но это не значит, что зло не подлежит контролю.  И именно мораль и рассудок способны ограничить неконтролируемо текущий общественный процесс. Ибо принцип зла – «принцип неравновесия и помутнения рассудка».6

В современной жизни всё чрезмерно.  Поэтому так много катастроф совершается: падают самолеты, гибнут люди на дорогах, растет всеобщая ненависть и нетерпимость. От чрезмерности люди сходят с ума, заканчивают жизнь самоубийством и попадают в реанимацию.  Посмотрите, какие требования предъявляют сегодня работодатели к работникам. Это список взаимоисключающих запросов. Человек должен быть аккуратным, исполнительным, креативным и амбициозным.

Аккуратность здесь противоречит креативности, креативность враждует с исполнительностью и амбициозностью, а амбициозность конфликтует с креативностью.  Если бы человек соединил в себе все эти требуемые качества – он бы не долго прожил, потому что процессы, движущиеся в противоположные стороны, разорвали бы его в клочья. И так у нас во всем.

Мы ушли от советского «тоталитаризма» (выражавшегося в ограничительности, необходимой для сохранения целого) и пришли к тоталитаризму западного типа (выражающегося в полном безразличии к деградирующему человечеству, провозгласившему свободу на бесконечное мельчание и вырождение, разбившего целое ради «игр» финансовых воротил).

Хрущевская «оттепель» растопила ограничительный социальный лед и превратила социум в нечто бесформенное, похожее на воду, мчащуюся грязными потоками в половодье. Обоим процессам свойственны крайности. Оба процесса ведут к катастрофе, если эти процессы разумно не ограничить.

Ж.Бодрийяр смотрит пессимистично на любой регулирующий механизм, полагая, что человек не в состоянии придерживаться нормы: «Любая попытка искупления проклятой стороны нашей сути, искупления принципа зла, - пишет он, - может лишь учредить новый искусственный рай – искусственный рай согласованности, который и есть истинный принцип смерти».7
А по мне, что чрезмерная согласованность, что чрезмерная рассогласованность – один «хрен». И то и другое ведет к гибели и смерти. Но почему бы не встать посредине между этими крайностями? Зачем обязательно доходить до пределов и шарахаться из стороны в сторону?

Человечество в целом напоминает мне упившегося до потычки мужичонку, который идет по улице, шатаясь, и, надолго приникая ко всем встречающимся на его пути фонарным столбам справа и слева. Идти прямо он не в состоянии. Сколько времени существует человечество и все никак не может разобраться в вопросах добра и зла. А ведь еще Парацельс сказал, что

«все есть яд и все есть лекарство - важна лишь мера».
___________________________________

1 – Ж,Бодрийяр. Прозрачность зла.

2 – Ж.Бодрийяр. Прозрачность зла. С. 149-150

3 – Там же. С. 152-153

4 – Там же.

5 – Там же. С. 158

6 – Там же.

7 – Там же. С. 158





Комментариев нет:

Отправить комментарий