вторник, 2 февраля 2016 г.

НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК Д.РОКФЕЛЛЕРА ИЛИ... ПОЧЕМУ ПОЯВИЛИСЬ АМЕРИКАНСКИЕ ГОРОДА-ПРИЗРАКИ

http://www.proza.ru/avtor/debove 

 -- Ведь есть же какие-то пределы? 
 -- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                           Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность

НОВЫЙ МИРОВОЙ ПОРЯДОК  Д. РОКФЕЛЛЕРА ИЛИ ПОЧЕМУ ПОЯВИЛИСЬ АМЕРИКАНСКИЕ ГОРОДА-ПРИЗРАКИ…
 
БЫВШИЙ СТАЛЕЛИТЕЙНЫЙ ЗАВОД В США

Так что же, в действительности произошло с промышленно-развитыми городами, образовавшими «ржавый пояс» на «теле» Америки?  Почему промышленность покинула пределы самого «свободного» государства? Вот что пишут об этом сегодня…


«От восточного побережья и до среднего запада здесь традиционно господствовало сталелитейное производство и прочие отрасли американской тяжелой промышленности. Но с наступлением постиндустриальной эпохи тяжелая промышленность США постепенно стала приходить в упадок. Прославленные на весь мир американские экономисты и маркетологи не смогли предсказать последствия технологического бума во всем мире и для промышленности этих районов наступили тяжелые времена.


ДЕТРОЙТ


Начиная с 1970-х годов из промышленно развитых районов США начался исход населения из-за безработицы, спровоцированной закрытием заводов и фабрик. Именно тогда появляется впервые этот термин – «ржавый пояс», характеризующий состояние производства и промышленности в когда-то богатых и процветающих штатах.

КЛИВЛЕНД


Настоящий расцвет сталелитейного региона США начался в конце XIX века, когда массовый приток эмигрантов из Европы обеспечивал заводы дешевой рабочей силой. В период промышленной революции, когда строились транспортные развязки, в полной мере использовались для транспортировки грузов артерии, примыкающие к Великим озерам, а разработки угля в Виргинии, Кентукки и Теннесси снабжали промышленность Буффало, Гэри, Кливленда, Питтсбурга и других промышленных центров, - этот регион процветал.


ПИТТСБУРГ


Ситуация кардинально изменилась в середине ХХ века, когда сталелитейная промышленность США встретилась с конкуренцией развивающихся стран мира. Где это было возможно, штаты справлялись с конкурентами в лучших традициях колонистов, поглощая их предприятия мощностями своих ТНК и долговыми обязательствами по выделенным кредитам. Но, не всегда это получалось и к 70-м годам ХХ века индустриальный регион резко сократил свое производство, а сотни тысяч рабочих оказались на улице…


КЛИВЛЕНД


Буффало, Рочестер, Сиракьюс, Питтсбург, Аллентаун, Эри, Кливленд, Толидо, Янгстоун, Детройт, Флинт, Лансинг, Гэри, Индианаполис, Саут-Бенд, Милуоки, Чикаго, Спрингфилд, Дулут, Бингемтон, Акрон…  Запомните эти названия, быть может, через лет 30 вы их не найдете на карте США».

__________________

Как ни странно, но гибель городов, рассеянных по северо-восточным штатам США, была связана с развитием «эффективной» сельско-хозяйственной политики, прагматично проводимой кланом Рокфеллеров вместе с крупнейшими частными американскими зерновыми компаниями, вступившими в сделку с американским Правительством, которое они, собственно говоря, и формировали.
 
ДЖОН ДЭВИД рОКФЕЛЛЕР
В 1971 году американский президент Никсон, являвшийся ставленником этих корпораций, «отвязал» доллар от золотого обменного стандарта Бреттон-Вуддской монетарной системы 1944 года, и пустил его в свободное «плаванье».  Сознательно обесценив доллар,  Никсон начал проводить Новую Экспортную Политику (сокращенно НЭП), разработанную в недрах рокфеллеровской «Трехсторонней Комиссии»,  в интересах агрокорпораций. Эта политика должна была предоставить американскому сельскому хозяйству «преимущества из-за девальвации доллара США».[1]

НЭП по-американски, - как это ни страшно звучит, - предполагал  разрушение как собственной сельско-хозяйственной политики, так и сельско-хозяйственной политики всего мира. Поэтому агрокорпорации, прежде всего, повели наступление на частное фермерство, добиваясь вытеснения их из аграрного сектора экономики.  Вся эта техническая процедура была красиво названа  новой «эффективной политикой».

С 1972 года Уильям Пирс, который к тому времени вошел в Президентский Комитет по Экономическому Развитию, начал осуществлять план по изъятию «излишних человеческих ресурсов из американского сельского хозяйства».

 Захватывая власть на продуктовом рынке США, наводняя рынок дешевыми продуктами, и, скупая продукцию частных фермеров по низким расценкам «плавающего» никсоновского доллара, корпорации принялись планомерно  вытеснять мелких частных фермеров из сельского бизнеса. В результате были разорены сотни тысяч небольших семейных фирм и фермерский частный бизнес, по-просту, умер.  Его прагматично убрали только для того, чтобы расчистить место для огромных корпоративных фирм агробизнеса.

Это превращение происходило постепенно за счет сокращения фермерских программ, которые защищали доходность мелких частных фирм. Новый подход, направленный против собственного фермерства,  обеспечили поддержали и профинансировали крупные нью-йоркские банки, инвестиционные фирмы и сам крупный корпоративный агробизнес.

Поскольку своё фермерство было уничтожено, постольку приоритеты отныне могли устанавливать только корпорации агробизнеса и международные торговые гиганты (вроде «Каргил» и «АДМ»). Новый актуальный лозунг, провозглашенный ими,  звучал так: «Что хорошо для «Каргил» и зерновых экспортных компаний, то хорошо для американского сельского-хозяйства».

Американские корпорации в конечном итоге стремились к тому, чтобы в результате «производственной революции» мировое традиционное сельское-хозяйство исчезло вообще.  В результате этой «реконструкции» национальное американское сельское-хозяйство  было преобразовано в корпоративную эффективную экспортно-ориентированную промышленность.

Вслед за этим начался демонтаж традиционной сельско-хозяйственной политики во всем мире.  Рокфеллеровский  Новый Мировой Порядок  начал приобретать зримые очертания.

Агрокорпорации действовали активно - им нужно было убедить правительства третьих стран мира, а также промышленно развитых стран отказаться от поддержки собственного национального сельско-хозяйственного рынка и открыть для США путь к статусу единоличного мирового производителя всей сельско-хозяйственной продукции.

Уильям Пирс – ставленник продовольственных корпораций в Белом Доме при президенте Никсоне,  кричал на весь мир о том, что американское сельское хозяйство обладает лучшими мировыми характеристиками эффективности и поэтому должно получить право на лидерство в этом секторе мировой экономики. А, кроме того, США являются гарантом мировой безопасности и потому должны иметь дополнительные возможности для осуществления своих обязанностей. Всё это приправлялось демагогией по поводу развития идеи «свободной торговли» на практике.

 Так, под лозунгом «свободы торговли» началось уничтожение национальных границ. Это была ситуация, - пишет Ф.У.Энгдаль, - «когда доминирующая экономика и торговая власть извлекают выгоду, вынуждая более слабых конкурентов снимать торговые барьеры». Всё это делалось ради того, чтобы «дать горстке гигантских американских агрохимических корпораций возможность захватить мировой рынок семян и пестицидов со своими ГМО-растениями».[2]

Агрокорпорации прагматично повели наступление на европейскую сельскохозхяйственную политику  и на частные хозяйства  в странах «третьего мира». При этом, Уильямс Пирс  не уставал отмечать, что государства, пытающиеся защищать собственных фермеров (как это пыталось делать Европейское Экономическое Сообщество),  по-просту, защищали «неэффективность».

Пирс настоятельно требовал, чтобы бедные страны «третьего мира» прекратили добиваться собственной продовольственной самодостаточности в производстве зерновых и мяса (им было позволено выращивать только фрукты) и сняли все свои торговые «барьеры», препятствующие ввозу импортных  продуктов.  Корпоратократы знали, что, если страны снимут свои торговые «барьеры» и откроют свои рынки для американских продуктов, то с ними можно будет делать всё, что угодно. В этом случае политика станет  совершенно предсказуемой, а страна, открывшая границы попадет в продуктовую кабалу.

Экономист Джон В. Смит описывал эту ситуацию следующим образом:

«Чрезвычайно механизированные фермы на больших площадях земли могут произвести единицу продовольствия дешевле, чем даже беднейшие из низкооплачиваемых фермеров «третьего мира». Когда эта дешевая пища продается или дается «третьему миру», то местная фермерская экономика разрушается.

ЕСЛИ БЫ БЕДНЫМ И БЕЗРАБОТНЫМ «ТРЕТЬЕГО МИРА» ПРЕДОСТАВИЛИ ДОСТУП К ЗЕМЛЕ, ДОСТУП К ИНДУСТРИАЛЬНЫМ ИНСТРУМЕНТАМ И ЗАЩИТУ ОТ ДЕШЕВОГО ИМПОРТА, ТО ОНИ СМОГЛИ БЫ ВЫСАЖИВАТЬ ВЫСОКОПРОТЕИНОВЫЕ И ВЫСОКОКАЛОРИЙНЫЕ ЗЕРНОВЫЕ КУЛЬТУРЫ И СТАТЬ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМИ В ОБЕСПЕЧЕНИИ СЕБЯ ПРОДОВОЛЬСТВИЕМ. ОСВОЕНИЕ СВОЕЙ ЗЕМЛИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БЕЗРАБОТНЫХ НЕ СТОИЛИ БЫ ЭТИМ ОБЩЕСТВАМ ПОЧТИ НИЧЕГО. Достаточно было бы, чтобы их хорошо кормили и при этом экономили бы гораздо больше денег, чем они теперь платят за, так называемые, «дешевые» импортированные продукты».[3]

Но разве позволили бы корпорации допустить «аборигенов» к земле? Ведь, как сказал журналу «Тайм» Эрл Батц (министр сельского хозяйства при Никсоне): «Продовольствие – это оружие. Это теперь один из основных инструментов в нашем комплекте ведения переговоров».[4]

План корпоратократов, вышедших из рокфеллеровской «Трехсторонней Комиссии», полностью запретил крестьянам и фермерам «третьего мира» обрабатывать и осваивать землю. Такая политика привела к запустению огромных массивов земель и обнищанию большей части населения.

Примерно то же самое происходило и с Европой, когда Вашингтон приступил к демонтажу европейской сельско-хозяйственной политики. Европа, Япония и другие промышленно-развитые страны должны были отказаться от национального сельского хозяйства и открыть американским агрокорпорациям доступ к их рынкам в качестве единственного поставщика сельско-хозяйственной продукции. Все эти страны должны были импортировать американское зерно и другие продукты по ценам, устанавливаемым корпорациями. По сути, это было потерей продовольственной самостоятельности.

Чтобы провернуть в Европейском Сообществе эту сомнительную для национальных государств операцию, под названием ОБЩЕЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ (ОСП),  американские корпоратократы в 1974 году добились в Конгрессе США права на то, чтобы ОБМЕНЯТЬ УСТУПКИ ОТ США В ИНДУСТРИАЛЬНОМ  БИЗНЕСЕ НА УСТУПКИ ДЛЯ США В АГРАРНОМ БИЗНЕСЕ. Иначе говоря, принести в жертву собственную тяжелую промышленность ради того, чтобы агрокорпократы получили мкаксимальную выгоду от своей  операции по захвату европейского сельскохозяйственного рынка.

И именно этот самый АКТ О ТОРГОВОЙ РЕФОРМЕ 1974 года, обесценивший американскую индустриальную продукцию на европейском рынке, и привел к падению многих традиционных американских отраслей промышленности.  Была разом уничтожена почти вся сталелитейная промышленность. От нее остался только «пояс ржавчины», рассеянный по северо-восточным штатам США. Сталь стала промышленностью «заката» в то время, как сельское хозяйство стало индустрией «восхода».

Итог? Разрушение мирового национального сельского хозяйства и тяжелой промышленности, связанной с этой отраслью; разорение миллионов фермеров; уничтожение огромной части тяжелой промышленности США и вывод ее за границы «ненадежного» государства; разорение и потеря рабочих мест для огромного количества бывших рабочих; но главное – это потеря самостоятельности многих стран, поставивших себя в зависимость от настроений единственного мирового поставщика продуктов, превратившего агробизнес в сильнейшее оружие, направленное на усмирение мира. А еще… появление на картах мира жутковатых городов-призраков, напоминающих живым о бренности жизни.

ТЕАТР ТЕНЕЙ

ПРОЗА.РУ








[1] - Walter B.Sounders, процитировано по: Krebs, A.V. Comparative Advantaqe in Free Trade// The Aqribusiness Examiner. Vol, 31, 26. April 1999.
[2] - Ф.У.Энгдаль. Семена разрушения. Тайная подоплёка генетических манипуляций.

[3] - Smith, J.W. The World’s Wasted Wealth 2//Institute for Economic Democracy, 1994. P. 63,64/
[4] - What to Do: Costly Choices// Time. 11 November 1974. P. 6/

Комментариев нет:

Отправить комментарий