суббота, 27 февраля 2016 г.

ПОД ВЛАСТЬЮ ЦИРЦЕИ (люди без «тормозов»)

http://www.proza.ru/avtor/debove 

 -- Ведь есть же какие-то пределы? 
 -- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно. 
                                Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность
__________________________________________________

ПОД  ВЛАСТЬЮ  ЦИРЦЕИ 
(люди без «тормозов»)

Елена Де-Бовэ                     27.02.2016

ПОД ВЛАСТЬЮ ЦИРЦЕИ


Страсть вертит человеком точно так же, как фокусник вертит в ловких руках свою трость. Страстность – это великая слабость, которая  поражает человека, который не умеет начать двигаться и останавливаться по своему приказу. 
 

Когда речь заходит о пассивности и активности, то последнее качество, несомненно, выглядит более привлекательно.

Активный и оптимистичный человек кажется сильным, волевым, мобильным и продуктивным. Он живет яркой, насыщенной жизнью, каждый день получая новые впечатления. Это человек страстный – тот самый «мачо», в которого безумно влюбляются женщины. Он красив и спортивен. Он знает, чего хочет…

Пассивный человек вялый, ленивый и депрессивный. Его жизнь однообразна. У него нет никаких страстей. Его не любят даже ближние и называют «тряпкой». Он осторожен и старается ни во что не вмешиваться, всё предусмотреть. У него нет сильных желаний и он, в основном, довольствуется тем, что у него есть. И, конечно, он не «физкультурник», а, скорее всего, какой-нибудь «вшивый интеллигент».

Если сравнить эти группы людей, то приоритет, конечно, будет у группы «физкультурников» и «боевиков», которых обычно нанимают в последнее время для борьбы с мирными горожанами и памятниками искусства. О, они сильные – очень сильные! Они везде показывают свою прыть! Прискакали, помочились на изваяние, поставили на колени полумёртвых от страха пешеходов и снова ускакали. Сила! Мобильность!

В действительности, наемными боевиками становятся пассивные люди, которые настолько пусты внутри, что их пустота вопиёт к небу, требуя, чтобы ее чем-нибудь срочно наполнили. Поэтому эти люди  постоянно находятся в поиске хозяина для того, чтобы отдать ему в аренду свою психику и тело, не представляющего для них никакой ценности. 

Эти люди являют собой необработанное «сырье» и в этом смысле всё в них предельно натуральное. Их прыгучесть – это  игра гормонов и результат быстрого обмена веществ. Их мобильность и дисциплинированность, в действительности, результат муштры и внешнего руководства. Их страстность и жестокость – следствие психической неуравновешенности и отсутствия волевого начала.

Что такое воля?  Это умение приказать самому себе сделать нечто, что противоречит разыгравшимся инстинктам, порождающим нескончаемое инерционное движение, которое трудно остановить. У «физкультурника» с волей напряженка. Уж если он разбежится, то так и будет бежать всю жизнь до тех пор, пока какой-нибудь «доброжелатель» с битой не раскроит ему череп.

Воля же проявляется в способности не только начать движение по своему приказу, но и по своему же приказу остановиться. Почти все преступники – это люди, у которых не работают «тормоза». Вектор движения и «пинок» они обычно обретают в лоне проблемной семьи и дальше продолжают лететь в безвоздушном пространстве прямо в пропасть, как библейские свиньи.

Если у человека нет «тормозов», то он обязательно, по мере своего движения превратится в «свинью», как это случилось с друзьями Улисса (Одиссея) из древнего мифа.  Миф о посещении группой аргонавтов таинственного острова волшебницы Цирцеи приоткрывает эту тайну, которую называют «историей о вырождении».

Если посмотреть на эту легенду не с точки зрения  литературоведческой или исторической, а приложить ее к современной практике, то можно получить интересную аналогию. Особенно, если «волшебное питье» волшебницы трактовать, как психологическое воздействие на человека с целью его перепрограммирования.

 
ПОД ВЛАСТЬЮ ЦИРЦЕИ.
СОБЛАЗН
Все спутники Улисса – эти страстные, сильные молодые и красивые мужчины – отведали напитка Цирцеи вовсе не потому, что очень уж хотели пить (ведь, между нами говоря, и питье-то было так себе – вонючая бурда!), а потому, что их взяли на «слабо». «Слабо» им, естественно, не было. Они отведали напитка и претерпели метаморфозу – превратились в поросят, которые прыгали по мановению жезла коварной волшебницы. При этом они были счастливы и с удовольствием, похрюкивая, и, крутя хвостиками, хлебали ее пойло.
 
ПОД ВЛАСТЬЮ ЦИРЦЕИ.
ВЫРОЖДЕНИЕ
Этот миф рассказывает о вырождении и деградации умственно пассивных натур, которые готовы пить из любых грязных луж только потому, что не могут  осмыслить ситуацию. Из таких людей всякого рода манипуляторы делают не только свиней (которые по команде и в пропасть прыгнут, если это нужно будет их хозяевам), но и  вирусы огромной поражающей силы. В своей страсти к движению и в неконтролируемой ненависти они становятся слепой силой, которая напоминает смертоносную чуму.

Мало того, что у этих людей нет воли, но у них даже нет и психической силы, для того, чтобы думать, поскольку умственная деятельность плохо соотносится с чрезмерной «физкультурностью». Умение думать, произвольно двигаться и останавливаться по собственному приказу требует наличия большого количества энергии. Если человек постоянно находится в движении, то энергия, отнимаемая на постоянную тренировку тела, никогда не поднимется до уровня головы и именно по этой причине «физкультурник» будет обречен бежать до скончания своих дней. Таким образом, приходится выбирать – либо тело, либо голова.

Человек, который живет исключительно жизнью  тела - управляется  инерцией, которая  является вязкой силой, не позволяющей совершать произвольные движения. Для того, чтобы справиться с этой силой – надо приложить волю. Но, сначала надо осознать необходимость приложения воли для того, чтобы остановиться – то есть, заиметь соответствующее намерение. С этим дело у увлекающихся инерционных натур обстоит очень плохо: разогнавшись до предельной скорости, они уже не могут остановиться сами, а, значит, по умолчанию, летят в пропасть. Почему? Потому что любая безграничность в чем-либо имеет в конце пути «разрушенный мост» - это аксиома.

На такое вырождение и печальный конец обречены все физически активные, но пассивные в умственном отношении натуры, которые в вопросах жизненной борьбы переполагаются на своих «командиров» и потому неизменно попадают в рабство. К тому же, они рабски зависят и от своих физических страстей, которые, будучи неуравновешены внутренней дисциплиной, терзают их постоянно, то занося на край крыши, то опрокидывая в пропасть.

ПОД ВЛАСТЬЮ ЦИРЦЕИ

«Страсть [passion], - отмечает известный гностик Станислав де Гуайта, - выражает пассивное состояние».[1]
И это, действительно так. Страсть вертит человеком точно так же, как фокусник вертит в ловких руках свою трость. Страстность – это великая слабость, которая  поражает человека, который не умеет начать двигаться и останавливаться по своему приказу.

Друзья Улисса выпили напиток волшебницы Цирцеи, даже не задумавшись о последствиях, и тут же начали превращаться в свиней. Только Улисс отказался от поднесенного кубка.  Спокойным тоном, подняв меч в угрожающем жесте, он повелел Цирцее разрушить чары. Этот царственный человек, привычно осознающий в себе силу, смог понять ситуацию и расстроить козни волшебницы, превращающей всех в своих рабов.  Улисс воочию продемонстрировал способность насыщать личные приказы силой своей воли. Только в нем Цирцея признала человека, воля которого оказалась сильнее всех колдовских чар. Волшебница  со склоненной головой, подчинилась ему.
 
ОДИССЕЙ
И ВОЛШЕБНИЦА ЦИРЦЕЯ
Вот так, благодаря Улиссу, его команда была возвращена к первоначальному человеческому состоянию. Если бы он не проявил свою волю, они бы до скончания века просидели в хлеву.

Миф о Цирцее – это повествование человеческих жизнях, попавших в плен к манипуляторам, которые, не задумываясь, приносят их в жертву, вбрасывая в  разного рода войны - психологические и информационные. Всё нынешнее человечество живет под «властью Цирцеи» и уцелеть, не оскотиниться, устоять на двух ногах в этой битве смогут только сильные люди,  осознающие в себе наличие воли. Мифологические личности, представляющие собой «фигуры нравственного синтеза», послужат этим прозревшим указателями на дороге, по которой прошли и на которой сгинули миллиарды слепцов, бегущих в никуда.

В аналогичной ситуации в прежние времена предохранительным клапаном служила нравственность, которая надёжно защищала человека от излишеств. Во все времена нравственность ценилась высоко именно потому, что она дисциплинировала волю и силу человека, помогая ему одерживать верх над своей животностью. Нравственность, духовность – это и есть внутренняя дисциплина, в основе которой лежит чистота (а не мутность) чувств.

Сегодня нравственность предается поруганию. Это делается с определенной целью - привести человека под внешнее управление, сделать его внутренне несамостоятельным психическим инвалидом, послушной марионеткой в руках кураторов иезуитского толка. Сегодня из людей делают радиоуправляемые машины, которые годятся как для уничтожения людей, так и для самоуничтожения.

Конечно, не все могут быть сильными. Толпа, по определению, это масса психически слабых и внушаемых людей, которыми можно управлять, демонстрируя им соответствующие «картинки». И, независимо от физической силы, возраста и пола, женщины и, «густо цветущие» мужики смотрят эти «комиксы», реагируют, «как надо»  и, в общем, с удовольствием пьют отравленную бурду Цирцеи. При этом они считают себя такими же «свободными», как пес И.Губермана, о котором поэт написал:

Любой мираж душе угоден,
Любой иллюзии глоток…
Мой пёс гордится, что свободен,
держа в зубах свой поводок.

Поскольку пассивность не мужское качество, постольку этот печальный факт психической мазохистской зависимости, по всей видимости, должен быть пережит трагически (осознание трагичности происходящего – это, фактически, является самоосознаванием ситуации), а результатом осмысления должна быть цель, поставленная самостоятельно – научиться быть для самого себя и царем и исполнителем собственных «царских» приказов.

Но это не тот владыка, который готов отдать жизнь за власть, а царь, подобный легендарному Раме, который, создав великую империю, отказался от власти и стал жрецом.

Вот эти качества – способность завоевывать власть и способность от нее добровольно отказываться и есть проверка на «вшивость» для любого сильного человека. «Власть – ничто, воля – всё!» - говорит такой человек.  И это – поистине царский жест.  Такой человек неуязвим, потому что у него нет слабостей. 

 Его не соблазнит женщина, потому что он властвует над своими инстинктами; его не околдует волшебница, потому что он владеет тайнами психологии; его не напугает противник, потому что интуиция (подруга уравновешенности) разоблачит козни любого врага и найдет выход из сложного положения; его не обведет вокруг пальца хитрец, потому что он видит людей насквозь. «Ничто не заставит мое сердце биться быстрее, если я этого не хочу», - говорит он, бесстрастно глядя на безудержное беснование тех, кем крутят их страсти и инстинкты.

В этом человеке нет брутальности, прежде всего, потому, что брутальность – это тупая животность. В нем нет того, что сейчас называют «стержнем», то есть, жёсткости и жестокости, потому что жестокость – удел примитивных натур. Сильный человек не брутален и не монолитен – он гибок и непредсказуем для других. Он загадочен, потому что обладает умом и наблюдательностью. Он силен и мягок одновременно, поскольку, как всякий духовный человек, сочетает в себе две половины -  anima или animus. Всё это называется самодостаточностью или автаркией.
 
ХРИСТОС-ВОИН.
К.ВАСИЛЬЕВ
Сейчас такого человека следовало бы назвать «харизматичным», но это слово в последнее время так затаскали и извратили, что превратили его в полную собственную противоположность. Вместо святости оно стало означать «брутальность» и сегодняшние «харизматические» личности представлены как животные мужчины с тупыми бычьими взглядами (или мужеподобные женщины).

Классическое определение харизмы было дано немецким социологом М. Вебером: «Харизмой называется качество личности, признаваемое необычайным, благодаря которому она оценивается, как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими или, по меньшей мере, специфически особыми силами и свойствами, не доступными другим людям». Само слово «харизма» означает «божий дар», а именно - дары Святого Духа, излитые на апостолов. Харизматичность – это качество, скорее, святых, чем современных политических и общественных деятелей.

В наше время, которое проходит под знаком Цирцеи, формированию такого человека мешает абсолютно всё, поскольку силы современной власти направляются на то, чтобы сделать человечество управляемым и пассивным, убить в нем понимание внутренней дисциплины и провозгласить спонтанность высшим достижением раба.  И в этой ситуации единственным способом может быть осознание собственного позора и капитуляции перед силой Цирцеи, околдовавшей человечество своими чарами, обрядившей мужчин в женские тряпки. И, находясь в таком жалком положении, осознавая себя Иовом на пепелище собственной жизни – Иовом, напялившим бюстгалтер и женскую юбку, – каждый здравомыслящий человек должен остро осознать свою нищету и унижение. Когда он осознает этот свой ЧАС ПОЗОРА – он, наконец, возмутится.
 
ПОД ВЛАСТЬЮ ЦИРЦЕИ
Об этой первой ступени трансформации можно говорить по-разному. Для Ф.Ницше это было осознанием личной трагедии каждого «опущенного» человека, осознавшего свою «низость»:

«В чем то самое высокое, что можете вы пережить? Это - час великого презрения. Час, когда ваше счастье становится для вас отвратительным, так же, как и ваш разум и ваша добродетель. Час, когда вы говорите: «В чем мое счастье? Оно – бедность и грязь и жалкое довольство собою… В чем мой разум?Добивается ли он знания, как лев своей пищи? Он – бедность и грязь и жалкое довольство собой!»[2]

И.Губерман по-своему, иронично и с юмором, но не менее сильно раскрывает миг осознания происходящего:

Смешно, когда мужик, цветущий густо,
С родной державой съевший соли пуд,
внезапно обнаруживает грустно,
Что, кажется, его давно… (имеют)

В любом случае, момент истины есть то дно, дойдя до которого, человек может оттолкнуться, чтобы изменить траекторию движения и начать двигаться вверх. Но сначала он должен  осознать, что достиг дна и дальше двигаться ему просто некуда.
Дойдя до предела своей низости, и, притихнув перед собой от ужаса, человек  для того, чтобы сохранить равновесие своей био-системы, должен начать движение к противоположному полюсу.
Именно так растет величественный кедр, корни которого уходят глубоко в землю, а крона теряется в облаках. Найдя свой предельный «низ» (а он у каждого свой), следует расти вверх.

 Антуан де Сент-Экзюпери называет этот период «временем для великих дел», которые преображают человеческую природу.

«Созидая великое, вы переродитесь, - написал он в «Цитадели», - Оно не станет служить вам, оно заставит вас служить себе, и вам придется вырасти. Вы превзойдете самих себя. Невозможно стать великим зодчим, строя всю жизнь балаганы. Вы станете великими, если камни, над которыми вам дана власть, перестанут быть просто камнями.., но станут ступенями, ведущими к престолу господа».[3]

ПОД ВЛАСТЬЮ ЦИРЦЕИ

___________________
ТЕАТР ТЕНЕЙ

PROZA.RU

МАКСПАРК




[1] - Станислав де Гуайта. У порога тайны
[2] - Ф.Ницше. Так говорил Заратустра. СПб., 1996
[3] - А. де Сент-Экзюпери. Избранное. Цитадель. М., 1999. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий