среда, 2 марта 2016 г.

ИГРА КОНЧЕНА! ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!

http://www.proza.ru/avtor/debove 

 -- Ведь есть же какие-то пределы? 
 -- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно. 
                       Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность

Елена Де-Бовэ

ИГРА КОНЧЕНА! ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


ИГРА КОНЧЕНА!
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Игра победила мир и невидимый крупье, руководящий игрой, выкинув очередных проигравших за пределы игрового поля, провозгласил: «Игра кончена! Делайте ваши ставки, господа!»


Все последние 20 лет психологи внушали людям, что умение играть в ролевые игры - это «круто».  Это способствует адаптивности и психической раскованности, а также предполагает открытие новых путей и возможностей, которые были бы недосягаемы для человека, если бы он продолжал жить своей привычной и однообразной жизнью, боясь примерить на себя ИНУЮ реальность.

Появилось множество курсов, на которых людей стали учить «играть» в жизнь. Групповая психотерапия обрела неслыханную популярность. Под видом ролевых игр людям зачастую прививали несвойственные и ненужные им установки и реакции.

«Извлеките старые грехи на свет божий, чтобы омыться в глазах людей - заклинали психологи неискушенную публику, –  участвуйте в групповом обсуждении. Помогите себе и друзьям проникнуть в тайны подсознательного. От друзей не должно быть секретов».[1]

И начались телешоу, в которых люди начали вываливать на всеобщее обозрение свои «грехи» и публично демонстрировать душевный стриптиз. Они с остервенением «стирали своё грязное белье» на глазах у всех и цинично говорили об «этом», воображая, что их распущенность станет пропуском в блестящий магазинный рай капитализма.


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Это добровольное самоистязание напоминало сцену в психушке, воспроизведенную в известном романе Кена Кизи  «Над кукушкиным гнездом», когда вопрос сестры Гнусен – «Следует ли понять так, что среди вас нет человека, совершившего поступок, в котором он никогда не признавался?» –  порождал поток грязных признаний больных людей в том, чего они никогда не совершали:

«Рыщущий ее взгляд остановился на ближнем человеке у стены. Он зашевелил губами:
- Я ограбил кассу на заправочной станции.
Она посмотрела на следующего.
- Я хотел затащить сестренку в постель.
Ее взгляд щелкнул по третьему; каждый из … [больных] дергался, как мишень в тире.
- Я… один раз… хотел затащить в постель брата.
- В шесть лет я убил мою кошку. Господи, прости меня. Я забил ее камнями и свалил на соседа.
- Я соврал, что только хотел. Я затащил сестру!
- И я тоже. И я тоже!
О таком она и мечтать не могла. Все кричали и старались перещеголять друг друга, накручивали и накручивали, без удержу, вываливали такое, что после этого в глаза друг другу стыдно смотреть. Сестра кивала после каждой исповеди и говорила: да, да, да»[2].

Телевидение мгновенно  из органа просвещения превратилось в рассадник антисанитарии (кто-то из известных однажды сравнил его с  «гвоздем», на который люди с тараканами в голове вешают свои грязные трусы). И действительно, после развала СССР средства массовой информации перестали информировать и просвещать людей – они начали их планомерно и систематически развращать и запутывать. Как говорил Достоевский в «Бесах»: вдруг откуда-то явились какие-то «никчемные людишки» и начали громко говорить всякие глупости, а умные  начали их слушать, да еще и подхихикивать…


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Анонимные алкоголики твердили изо дня в день, что они – падшие существа, с каждым днем все больше и больше утверждаясь в своей второсортности. Толстые, уговаривая себя,  что «большой человек - это хорошо» и что «большого человека должно быть много», фиксировали матрицу своей болезни. Семейные пары непременно должны были научиться играть в сексуальные ролевые игры - чаще всего в «проститутку» и «мачо», не щадящих друг друга в игре без правил.

 «Женщина, - безапелляционно говорили специалисты, -  должна уметь быть не только матерью для своих детей, но и проституткой для своего “партнера”». Для этого советовали  почаще устраивать «романтические ужины при свечах», учиться танцевать стрип-танцы, носить специальное «эротическое белье», наращивать бюст, а также  не стесняться называть возлюбленного «партнером».


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Затем «электорат» принялись убеждать, что «мачо» и «проститутке» брак вовсе ни к чему, потому что брак – это всего лишь «штамп». Еще твердили, что «штамп в паспорте» - помеха для свободных отношений и потому сексом лучше заниматься без брака – свобода, знаете ли… Интересы детей-бастардов в расчет не принимались.

Люди верили псевдо-ученой болтовне и делали всё, как «велели свыше». Именно на этой почве возросло поколение слабых, злых и мелких мужей-дезертиров с перекореженной психикой, с облегчением переложивших ответственность за сексуальную вакханалию на своих легкомысленных «партнерш», которые, очевидно, ПОНИМАЛИ, ЧТО ОНИ ДЕЛАЛИ, серьезно зачиная детей в несерьезных игровых отношениях. Суть этого времени, когда пошлость вытесняла из людей все человеческое, когда личности плавились и исчезали, словно свечки, сгораемые на собственном пламени, точно выразил И.Губерман, написавший на него эпитафию:

Наше время будет знаменито
тем, что сотворило страха ради
новый вариант гермафродита:
плотью мужики, а духом б…

Игры, игры, игры…  Они так быстро поглотили реальность, что люди даже и не поняли сразу, ЧТО произошло. Карнавальная, развлекательная культура затопила повседневность. «… Потеряв всякую меру в играх, - отметил известный итальянский философ и публицист Умберто Эко в  работе «Полный назад», - мы  утонули в тотальной карнавализации».

Но поначалу все это казалось забавным. Наивные советские люди, соблазненные ловкими «фокусниками», достававшими состояния из рукавов, доверчиво ринулись в порок… Играли они долго, цинично и остервенело – по-русски смачно. Играли до тех пор, пока не поняли, что кардинально ИЗМЕНИЛИСЬ внутри, превратившись в бессмысленную и туманную картинку, списанную с нестабильного и размытого бытия. Вслед за этим поплыло и начало теряться ЛИЦО, которое когда-то имело «необщее» выражение, отражая особость личности, а теперь больше  напоминало  масляный блин с плавающими склизкими глазами, привычно елозящими по вещам мира.

ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Психологи поняли, что все у них получилось прекрасно: им удалось благополучно привести человека в состояние, когда он, перестав понимать происходящее, разучился собирать его в осмысленную картину.

 Один из старых художников попытался наглядно воспроизвести то, что «видит» человек, находящийся на низшей позиции сознания. У него получился мир, имеющий какие-то формы и структуры, что-то значащий, но что – не известно, поскольку он не определен и не осмыслен в целом. Поэтому  его картинка, имеющая видимость некой формы и изображения, в действительности, является пустышкой и не содержит ничего.


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Почему? Потому что человек, который таким образом созерцает мир, не вкладывает в него смысла. Ничто не связывает и не оживляет этот тусклый «лунный пейзаж». Он больше похож на склад вещей, чем на загадочный и таинственный мир, о котором когда-то писали классики, находящие в нем множество тончайших оттенков и граней. Позднее это изображение превратили в карту таро, изображающую нулевой цикл сознания человека,  соответствущего позиции «Дурак».

Многое потеряв, люди вдруг поняли, что их обманули; они осознали, что рамки игры, в которую их завлекли, жестки; что они имеют свои законы и преодолеть их сложно. Да и кто позволит покинуть поле игры, если вся жизнь превратилась в это поле? Играя друг с другом, люди все больше ожесточались.


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!



Главный герой романа Кена Кизи, попавший в психиатрическую больницу, и, разобравшийся в том, ЧТО происходит, попытался объяснить суть происходящего товарищу по несчастью:

«… Эти люди хотят сделать тебя слабым, чтобы ты держался в рамочках, выполнял их правила, и жил, как они велят. А как это лучше сделать? Как тебя скрутить, как стреножить? А так: ударить, где всего больнее. Тебе в драке не давали коленом?  Вырубаешься на сто, а? Хуже нет. Сил ни капли не остается.  Если против тебя такой, который хочет победить, тогда следи за его коленом – будет бить по больному месту…»[3]

Самое чувствительное место – брачные отношения. Внушив людям, что они неполноценны в сексуальном плане, их начали активно «просвещать». Семьи, не выдержав информационного давления, стали быстро разваливаться. Начало было положено сановными стариками, которые, побросав своих жен, поскакали на секс-парад, приплясывая под ручку со своими юными «партнершами».

Со временем выяснилось, что игры  в «проститутку» и «мачо» имеют свои правила и границы, которыми нельзя пренебрегать и которым нельзя не подчиниться. Игровые условия включали следующие требования: отсутствие обязательств, стирание личности и бесстыдство.


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Один раз, увидев в жене проститутку, муж уже не считал нужным с ней считаться. В нем постепенно начинало формироваться убеждение, что любая связь временна и случайна. Началось бесконечное выяснение отношений, когда эгоизмы стучались лбами друг о друга. В этой войне проигравшими оказались дети. Они удалились на второй план, и с ними перестали церемониться.

 Уродливый мир родителей наложил свою мерзкую лапу на их хрупкие души и, совершенно неожиданно для взрослых, возле них появилось странное поколение, отличавшееся редкостным цинизмом и страстным желанием добиться «счастья» и внимания к своей персоне любой ценой. Мир секса стал для этих новых людей естественной средой обитания. У них  была толстая шкура и они уже не страдали так, как поколение «первопроходцев».


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


 Другие проблемы угнетали их. Главной же из них была ОДИНАКОВОСТЬ. Новые люди, выращенные в недрах «свободного» мира  были похожи друг на друга, как близнецы и эта утомительная повторяемость в других собственных черт превращала их жизнь в поразительно скучное и мерзостное мероприятие. Но что было делать?

«В мире бесстыдства, - написал М.Кундера в романе «Невыносимая легкость бытия», - где молодость и красота ничего не стоят - мир превращается в один огромный концентрационный лагерь тел, похожих одно на другое, с душами, которые в них неразличимы».

Переключившись с души  на тело, человек попал в особый мир - мир скучных сексуальных кукол, которые «умеют не только делать «пи-пи», но и заниматься сексом».[4] Мир кукол засосал его, возбудив порочную страсть, и он сделал ставку. А ставкой в этой игре была - сама ЖИЗНЬ.

Первым предвестником распада стало глупое словосочетание «как бы», которое появлялось в каждом разговоре, касающемся реалий жизни. Эта оговорка вовсе не была случайной. Она свидетельствовала о том, что люди перестали жить и начали играть по полной. 

«Пробные браки», жизнь «понарошку», ранний школьный секс, «гражданский брак», «модульные отношения», неопределенная работа – все это казалось забавной игрой и люди начали учиться находить внятные рациональные оправдания такой «пробной» жизни.

Ну, во-первых, - говорили они, - жизнь «понарошку» представляет собой всего лишь вариант, который в любой момент можно отбросить и выбрать другой.
А, во-вторых, игра в «непристойность» упраздняя личность, вместе с ней гасит и ответственность за содеянное. Как говорится, «нет личности – нет и того, кто может за что-то отвечать». Всё складывалось очень даже мило!

Единственное, чего не было в этой рационализации – так это уточнения, касающегося потери личности. Почему она гасится? Куда она  уходит? На этот вопрос  Ж.Бодрийяр  откровенно отвечает в работе «Соблазн»: «Непристойность, - утверждает он, - выжигает и истребляет свои объекты».

Скажу сразу, что сексуальные игры родителей в семье – смертельно опасны для всех, и, прежде всего, для потомства. Эти игры не только стирают лица и характеры всех членов семьи, но и делают людей безответственными. Для каждого возраста есть свои правила жизни. Игры показаны юношеству, но не зрелым людям и не старикам, которым надо копить мудрость и воспитывать будущее поколение, а не гальванизировать обветшавшие сперматозоиды. Игра не обращает время вспять, а потому смешно выглядит попытка старого «мачо», когда

… тщетно он силится вызвать порой
на губы увядшие смех молодой…

 Если родители увлеченно играют в секс – они превращаются в безответственных детей, а дети остаются без взрослых родителей. Семья и «секс ради секса» – вещи несовместимые, потому что это - разные вещи. Пренебрежение семейными обязанностями становится фактором разрушения  семьи. «Проститутка» и «мачо» никогда не создадут ничего прочного (женщины должны это знать!), потому что таковы правила игры.



ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


В рассказе «Ложный автостоп» чешского писателя М.Кундеры описана ситуация, в которую неожиданно попала любящая пара, решившая поиграть в незнакомых друг с другом «водителя» и «автостопщицу». Скромная девушка, подчиняясь своей роли, вдруг превратилась в развязную искательницу приключений. Она упивалась свободой и безмятежностью, право на которые давала ей роль. Возлюбленный, увидев ее перевоплощение, возроптал, ибо он испугался, когда на месте его «богини» появилась циничная «жрица любви»:


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!

«Она была довольна, была в превосходном настроении. Игра увлекала ее, давала ей возможность ощутить то, чего она до сих пор не ощущала – хотя бы ЧУВСТВО БЕСПЕЧНОЙ БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТИ. Она, всегда опасавшаяся каждого своего последующего шага, вдруг ощутила себя абсолютно раскованной. Чужая жизнь, посреди которой она оказалась, была ЖИЗНЬЮ БЕЗ СТЫДА, БЕЗ БИОГРАФИЧЕСКИХ ПРИМЕТ, БЕЗ ПРОШЛОГО И БУДУЩЕГО, БЕЗ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ. ЭТО БЫЛА ЖИЗНЬ НЕСКАЗАННО СВОБОДНАЯ. Девушка на правах автостопщицы  могла всё. Ей было дозволено всё: что угодно говорить, что угодно делать, что угодно чувствовать».

Поскольку девушка, разогнавшаяся в своей роли,  не захотела выходить из нее, мужчина вынужден был принять игру. Он делал это без удовольствия, поскольку понимал, что происходит что-то из ряда вон выходящее. Главное, что раздражало его – так это то, что правила игры насильно вовлекли его в эту авантюру. Поняв, что он теряет прежнюю целомудренную возлюбленную, он смирился и бросился в игру без оглядки, обращаясь с девушкой, как с проституткой.

Хотя развоплощение и стирание личностей происходило очень быстро, автору удалось запечатлеть этот процесс:

«Молодого человека все больше раздражало УМЕНИЕ девушки выглядеть дешёвкой. Если это ей так хорошо удается, - подумал он, - значит, она такая и ЕСТЬ. Не вошла же в нее какая-то чужая душа откуда-то извне. То, что она здесь изображает и есть она сама. Возможно, это та часть ее существа, что в иное время заперта на замок, а сейчас условиями игры выпущена из клетки. Девушка, возможно, думает, что игрой она отрицает самое себя. Но не наоборот ли это? Не стала ли она именно в игре самой собой? Не раскрепостилась ли она в игре? Нет, напротив него сидит не чужая женщина в обличье его девушки. Это именно его девушка, она сама и никто другой. Он смотрел и чувствовал растущее к ней отвращение».

В этом рассказе М.Кундере удалось не только уловить момент развоплощения, но и запечатлеть момент самого МАГИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА на уровне сущностей из одной реальности в другую, когда ЛЮБОВЬ ОТОШЛА В СТОРОНУ, А ТЕЛЕСНОСТЬ ПРЕВРАТИЛАСЬ В ДИКТАТОРА и стала довлеть:

«… Это было не просто отвращение.  Чем больше девушка отдалялась от него ДУХОВНО, тем сильнее он вожделел ее ТЕЛЕСНО. Чуждость души заострила в ней особенность девичьего тела. Она, по сути, только сейчас и сделала это ТЕЛО телом. До сих пор оно существовало для молодого человека в заоблачных сферах сострадания, нежности, заботливости, любви и умиления… Молодому человеку казалось, что сегодня он впервые видит ее ТЕЛО».



ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Эти люди «поимели» друг друга в ту ночь так, как никогда не было прежде и это был  единственный приз, который они заслужили. Когда все закончилось, они не смогли выйти из своих ролей. Их линии жизни необратимо изменились. Пара, совершенно неожиданно для себя, перешла  в параллельную реальность, где на месте любящих людей случайно оказались в гостиничном номере чужие люди: «водитель» без лица и «автостопщица» без биографии.

Крики девушки, - «Я – это я. Я – всё та же, я - прежняя. Я уже не играю!», - уже ничего не могли  изменить. Любовь осталась где-то в другой жизни, а там, куда их привела игра, оказались всего лишь «мачо» и «проститутка», которые, проснувшись утром в постылой кровати, должны были разбежаться в разные стороны. Игра насладилась ими, сжевала их судьбы и выплюнула на обочину дороги.

ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Актеры часто говорят о том, что роли искажают их судьбу. Каждая из них так или иначе, накладывает отпечаток на их дальнейшую жизнь. Случается, что они повторяют перипетии судьбы одного из своих героев.  По этой причине актеры боятся, когда их герои гибнут. Они знают, что гибель «понарошке» нередко влечет за собой подлинную гибель. Это может подтвердить каждый актер.

В давние времена актеров (то есть, «людей играющих») запрещено было хоронить на кладбищах, так как сутью их деятельности было преступление границ, очерченных богом, и заявление своеволия.

 Известная по фильму «Визит дамы», актриса Екатерина Васильева, ставшая монахиней, очень правильно объясняет суть актерской профессии как ПУСТОТЫ, ПРИМЕРИВАЮЩЕЙ МАСКИ. Главная опасность актера, - говорит она, - заключается в том, что  внутренняя «пустота», примеривающая на себя чужие маски, обладает также способностью впитывать в себя чужую (и часто неблагоприятную) судьбу образа.



ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Каждая надетая «маска» никогда и никуда не исчезает. Она  «прилипает» к человеку и начинает его НОСИТЬ,  делая  его частью собственной кармы. В этом случае, непонятно, кто и в кого вселяется. Случается, что образ целиком поглощает актера и он заканчивает свою жизнь точно так же, как это сделал герой, судьбу которого примерил на себя актер.  

Кроме того, носитель «липкой» маски, вносящий в социум образ убийственной и порочной жизни, несет отдельную ответственность. Екатерина Васильева  не раз предупреждала актеров о том, что в Евангелии строго осуждается практика  «соблазнения малых сих». Актеры, рекламирующие современный бездуховный образ жизни, «сочащийся кровью» и насилием, не только соблазняют и растлевают людей, неся в массы идею о том, что жизнь – это игра на деньги и ради денег, но и подвергают свою собственную жизнь реальной опасности.

Актерская судьба тяжела. Игра не щадит их. Многие из них спиваются или сходят с ума. Наигравшись в людей, ИГРА их сплевывает и, если актер не приобрел личности, не смог стать кем-то иным, кроме «пустоты», обладающей искусством носить маски, - он просто погибает. Но ни с чем не сравнится его кара за то, что  всю жизнь соблазнял он «малых сих», вовлекая их в ложную жизнь, растлевая их души, уничтожая их совесть, ум и честь. Ничто не спасет его от кары, если он снимался в фильмах, сценарии которых были написаны растлителями человеческих душ.



ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Весь нынешний мир сегодня вовлечен в безумную игру. Людям внушили, что жизнь – это казино. Сегодня многие «отрезвевшие» и постаревшие игроки, подрастерявшие юношеский кураж,  хотели бы завершить игру, не дожидаясь, пока она сжует их в своих мощных челюстях. Но не тут-то было.

 Игра не позволит игроку уйти с поля до тех пор, пока окончательно не насладится своей победой и не оберет его до нитки. Ее победа – это высасывание энергии во всех видах. А результат игры – пустота, обрушивающаяся на людей, словно убийца. Когда ИГРА заканчивается, она снимает МАСКУ и тогда игрок в ужасе обнаруживает, что под ней – НЕТ НИЧЕГО. «Да и сами люди, - говорит Ж.Бодрийяр, -  оказываются «призраками, населяющими пустоту сцены».[5]

Игрок, выкинутый из игры – это уже не человек, а обломок человека, висящий в пустоте, и жаждущий только одного – новой игры. Этот «игроман», ЗАВИСАЮЩИЙ МЕЖДУ КОНАМИ В ПУСТОТЕ,  уже не способен к нормальной жизни. Выкинутый из игры, он годится только на то, чтобы прозябать всю оставшуюся жизнь, пробавляясь «пикником на обочине дороги».

ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Мир играет. Кто счастлив в этой игре?  Каков приз?  Пъедестал, оборачивающийся табуретом, над которым висит веревка с петлей? Похоже, что и так. И все же победитель есть. Это сама  игра, которая пользуется человеком, завлекая его своими обманками.

Но «в обманке, - пишет Ж.Бодрийяр, - нет ни природы, ни ландшафта, ни неба, ни линий перспективы, ни естественного освещения. И никакого лица, никакой психологии, никакой историчности».[6]

Игра играет в человека, искажая его суть, делая его одномерным, и, навязывая свои правила. Раскрутив механизм гигантской игры, человек уже не может его остановить, ибо игроков много и все они находятся на разных уровнях понимания ситуации. Новые и более сильные упорно лезут наверх, а старые, боясь новых, вынуждены играть, дабы не утратить завоеванных позиций.  Никто не хочет играть, но все играют. 


ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


Играют потому, что не могут перестать. Играют потому, что игра превратилась в самостоятельную сущность. Играют затем, что вне игры они - никто. ИГРА не угомонится до тех пор, пока не уничтожит всех игроков и не смешает все карты. А призом и сюрпризом для последнего игрока станет понимание, что победы не существует, что его водили за нос и единственное, чего он удостоится – это увидеть пустые глазницы бездны, в которой нет ничего человеческого.



ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


В рассказе «Седьмая жертва»  английский писатель-фантаст Р.Шекли   предвосхищая будущее, пробовал предупредить своих современников об опасности ИГРЫ, вышедшей из границ. Если ее во-время не остановить, - утверждал автор рассказа, - она превратится в мировую войну и пожрет своих игроков. Она будет расширяться и завоевывать все новые и новые территории до тех пор, пока не пропитает все структуры общества и не станет определять  общественные и политические отношения игроков.

Шекли рассказал о том, что люди будущего («люди практического ума»), вынужденные отказаться от ведения войн, угрожающих всеобщим истреблением, начали искать новые формы, которые позволили бы им сохранить в незыблемости ЗАПОВЕДИ НАСИЛИЯ И АГРЕССИИ и наживаться на них.

Сначала восстановили бои гладиаторов (подлинные, с кровопролитием и криками беснующейся толпы). Потом  узаконили убийства «на строго индивидуальной основе». И все это прикрылось демагогией о том, что склонность к насилию будит в человеке инициативу, приспособляемость, энергию и дух соревнования.

Затем «инициативные люди» учредили Социальный Департамент Эмоционального Очищения и каждый, кто хотел совершить убийство, должен был зарегистрироваться в нем. Ему назначали Жертву. Записавшийся, мог убить Жертву, но после этого должен был сам стать Жертвой. Убив своего Охотника, он мог либо выйти из «игры», либо записаться на следующее убийство. Десять удачных «охот» превращали убийцу в члена касты избранных.

Отличие между Охотником и Жертвой заключалось в том, что первому сообщались все сведения о втором (имя, адрес), Жертва же только информировалась о дне выхода Охотника на Охоту. После объявления НАЧАЛА ИГРЫ мире вспыхнули сотни тысяч малых войн. Многие фирмы переключились на обслуживание игры.

Герой рассказа Стентон Фрилейн с азартом предался новому занятию. На его счету было уже шесть удачных убийств. Став в седьмой раз Охотником, он узнал, что должен убить женщину.  Герой  преступил к ее преследованию, но произошло неожиданное - он влюбился в свою жертву.  Фрилейн потерял душевное равновесие.  После объяснения в любви, он признался девушке, что является ее Охотником.



ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!


«Подумай, что за рассказ услышат наши дети, - сказал он ей, - как я приехал тебя убить, а вместо этого женился на тебе». Она все еще улыбалась Фрилейну, но теперь на него была направлена зажигалка, в донышке которой виднелось черное отверстие, достаточное для пули 38 калибра. «Теперь я могу вступить в «десятку»! – ликующе воскликнула она, и это были последние слова, которые он услышал.

Рассказ Шекли мрачен. Никто не противостоит в нем людям «практического ума», заявляющим, что миром правит насилие. Насилие, рекламируемое СМИ, предназначаемое сначала детям в «мультиках», а затем взрослым в «сериалах», легко переходит в жизнь, становясь «правилом игры», отравляя души  миллионов людей. Игра становится самодовлеющей и постепенно все становятся ее жертвами.  Она не признает никаких общечеловеческих законов, никаких норм поведения и никакой морали. 

Всё телевизионное время посвящено беготне, убийствам, конкурсам, «разборкам», играм с привидениями, но совершенно отсутствуют передачи о простых человеческих проблемах. По большому счету, если сегодня из социальной игры убрать все, связанное с насилием, то исчезнет и сам сюжет. Насилие стало становым хребтом «развития» общества.

«Саспенс» - ожидание страшного, - стал привычным гудящим фоном пространства, ожидающим следующего убийства, где пока еще никого не убили, но обязательно убьют, ибо беззащитная, и, ни о чем не ведающая Жертва, уже заготовлена.
Фредерик Ворсем (американский психиатр) как-то написал о тенденции, развивающей в людях садизм, следующее:

«Ни одно поколение в любой стране и в любую историческую эпоху не сталкивалось с таким потоком насилия, как нынешняя американская молодежь, теперь уже достаточно повзрослевшая, чтобы самой делать историю. Поток начинается в детских яслях с «игрушек-убийц».., с пистолетов и изощренных орудий войны… Такие игрушки учат, что убийство – это развлечение и что война – хорошая вещь. Затем воспитание продолжается с помощью садистских картинок, уголовных комиксов, свирепых фильмов, жестоких телевизионных шоу.., кровожадно преподносимых новостей об убийствах… Реакцией публики, запрограммированной на убийство с детства… легко манипулирует огромная машина пропаганды. И задача этих экспертов… заключается в том, чтобы научить нас не возмущению войной и насилием, а приятию войны».[7]

Эти строки были написаны в 1966 году человеком, обеспокоенным психологической обстановкой в США. Сегодня американские дети 60-х годов выросли и навязывают всей планете то, чему их обучили в детстве. Россия страдает от той же беды.

ИГРА, разрушившая границы игрового пространства казино, выплеснулась наружу, затопив своими вонючими фекальными водами политику, экономику, искусство и воспитала уже не одно поколение людей, лишенных элементарных человеческих качеств и ответственности.

Игра победила мир и невидимый крупье, руководящий игрой, выкинув очередных проигравших за пределы игрового поля, провозгласил: «Игра кончена! Делайте ваши ставки, господа!»

ИГРА КОНЧЕНА! 
ДЕЛАЙТЕ ВАШИ СТАВКИ, ГОСПОДА!

 ТЕАТР ТЕНЕЙ

PROZA.RU

МАКСПАРК

ТВИТТЕР






[1] - Кен Кизи. Над кукушкиным гнездом. Красноярск, 1991.
[2] - Кен Кизи. Над кукушкиным гнездом. Красноярск, 1991
[3] - Кен Кизи. Над кукушкиным гнездом. Красноярск, 1991.
[4] - Ж.Бодрийяр. Соблазн.
[5] - Ж.Бодрийяр. Соблазн.
[6] - Ж.Бодрийяр. Соблазн.
[7] - The New York Times, 1966, December, 4

Комментариев нет:

Отправить комментарий