пятница, 29 января 2016 г.

О ЗЛЕ И ЕГО МАЛЕНЬКОМ ПИКАНТНОМ НЕДОСТАТКЕ [СУЩНОСТЬ ЗЛА]

http://www.proza.ru/avtor/debove 

 -- Ведь есть же какие-то пределы? 
 -- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                                   Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность

Елена Де-Бовэ

О ЗЛЕ И О ЕГО МАЛЕНЬКОМ ПИКАНТНОМ НЕДОСТАТКЕ

[Сущность зла]


Главное свойство зла заключается в отрицании старого и в неумении создавать новое.



«Я отрицаю – и в этом суть моя!» - заявил Мефистофель.

«Природа зла, - говорится в “Великих Арканах Таро”, - есть лишь отрицание утверждения и не имеет самодовлеющей ценности».

«Элементы зла… отрицают друг друга и, в конечном пределе дают лишь голое отрицание какого бы то ни было утверждения, то есть, и самого себя».[1]

Вот почему Сатана отрицает Бога и его творение. Отрицание всего и, в конце концов, самого себя приводит демоническую натуру к самоуничтожению. Единственный бог, которому  поклоняется демон есть Ничто.

Всё, что создаёт зло, то содержит в себе одно маленькое пикантное недоразумение – червоточину, в которой живёт червяк.



Символ демонизма – яблоко, которое пожирает червяк. Демонизм, как любой паразит всегда живет за счет кого-то другого. «Зло, - утверждает Д.Андреев, - это «стремление к утверждению себя за счет остальных и всего остального».[2]

Сама червоточина есть вампиризм, который является основой зла.


В природе любая жизнь построена на расширении. Но, если божественные монады расширяются за счет того, что отдают себя, распространяя вокруг себя свет, то демонические монады разбухают за счет вбирания в себя мира и света. Вот почему демонические монады испытывают слабость к «чёрным дырам» и «кротовым переходам».

«Бог отдает себя; противобожеское начало стремится вобрать в себя всё. Вот почему оно, прежде всего, вампир и тиран, и вот почему тираническая тенденция не только присуща любому демоническому «Я», но составляет неотъемлемую его черту».[3]

Сущность вампиризма – ЭГОИЗМ,  который желает утвердить себя за счет всех других.  Это и есть тот червяк, который живет в червоточине и пожирает то тело, на котором паразитирует.


«В высшем эзотерическом смысле, - пишет Станислав де Гуайта, - Змей символизирует первоначальный эгоизм.., таинственное влечение себя к себе, которое является самим принципом делимости: эту силу, которая, побуждая каждое существо отделиться от изначального единства для того, чтобы сделать себя центром и наслаждаться собой…»[4]

«Сатана пребывает в физической форме эгоизма. Наконец, повсюду, где свободная воля человека, склоняя натуру… к самой ужасной лжи, принуждает её отречься от сияния своего небесного образца, - там, поистине, Сатана пребывает в чувственной форме уродства».[5]

«Заблуждение – слепота духов! Эгоизм – дурное дыхание душ! Уродство – деформация тел!.. Это всегда нечестивый силуэт Сатаны, отраженный в трех мирах: мышления, ощущения и чувственности».[6]


Единственное, что может создать зло – это паразитические структуры, выгрызающие тело мира.


Демоны пытаются самостоятельно создавать собственные миры, но все они рушатся. Почему? Потому что богоотступники отвергают  сотрудничество, взаимопомощь и любовь как цементирующий принцип. В результате им нечем связать «кирпичи» мироздания.

Демонические миры направлены исключительно к распаду, потому что верность (связующее качество) отвергается в демоническом мире. Демоническая воля стремится лишь к тому, чтобы развить свою индивидуальную обособленность. Вот почему каждый из демонов является только временным союзником любому другому демону.

Одновременно он является и его потенциальной жертвой, так как каждая демоническая монада мечтает стать владыкой. Гордыня подсказывает ей, что потенциально она сильнее всех. Ею руководит категорический императив, выраженный формулой: «есмь Я» и «есмь не-Я»; все «не-Я» должны стать мною»; другими словами, всё и все должны быть поглощены этим единственным, абсолютно самоутверждающимся Я.

«Демонические монады объединяются временно между собой, но, по существу, они соперники не на жизнь, а на смерть. С захватом локальной власти их группою, скоро вскрывается это противоречие, начинается взаимная борьба и побеждает сильнейший».[7]


Всё, что ни создаёт зло, то не имеет ни потомства, ни развития – всё обречено на умирание. Это происходит, когда зло самодовлеет и ничем не ограничивается. В этом случае разрушение маскируется ложью и все вещи называются не своими именами.


Во-первых, это происходит потому, что зло стремится только к самоутверждению, не считаясь ни с кем. «Высшее развитие отдельности, - говорится в «Великих Арканах Таро», - это полный разрыв со всеми другими. Это достигнутое желание доминирования над всем». А разрыв и раскол – это всегда гибель.
Во-вторых, это происходит потому, что демонические натуры никогда не называют вещи своими именами, дабы скрыть свои хищнические инстинкты. «Хотя Дьявол не может создавать натуры, - написано в «Великих Арканах Таро», - он может сделать так, что какая-нибудь вещь будет казаться не тем, что она есть».
Гностики называют Дьявола не иначе, как «фокусником», который ловко умеет манипулировать сознанием профанов. Но мир построенный на лжи, где все вещи называются не своими именами, недолговечен.



Зло не понимает, что ограничение является для него спасением и потому стремится к неограниченной власти. Если зло самодовлеет и захватывает полную власть – оно движется к самоуничтожению.


Зло вторично – оно может паразитировать только на уже  сотворенных кем-то структурах. Поскольку в основе творения лежит Закон, то, стало быть, именно последний позволяет злу существовать и продолжать паразитировать.
 Но зло не всегда понимает необходимость ограничений. Чаще всего оно стремится к безграничности и хаосу и этим подписывает себе смертный приговор.  Умные же демоны обычно считаются с законами и соглашаются на действия в ограниченном пространстве. Они не опрокидывают их, но утяжеляют, в отличие от тех глупцов, которые уничтожают законы, дабы превратить миры в пыль и лишить себя пищи.




Цель зла – объединиться для захвата мира, высосать из него жизнь и за счёт этого утвердиться, а потом на развалинах мира расправиться со всеми своими попутчиками, чтобы остаться одному. Дальше этого демоническое сознание ничего представить не может.


Д.Андреев пишет, что главная цель зла - «… завладеть мирами уже существующими или ныне творящимися… Отнюдь не разрушение миров, а именно завладение ими – такова их цель, но разрушение мира – объективное следствие подобного завладения. Лишенные объединяющего принципа любви и сотрудничества, цементируемые лишь противоречивым принципом насилия, миры не могут существовать сколько-нибудь длительное время».[8]

Доведя мир до руин, демонические монады бросаются на поиски других миров. Они всегда «мечутся в мировом пространстве в поисках новых объектов вторжения».

Торжество зла

В своих мечтах Демон «… рисует себя как некое солнце, вокруг которого бесчисленные монады вращаются по концентрическим кругам, одна за другой падая в него и поглощаясь, - и постепенно вся вселенная приходит в это состояние вращения вокруг него, погружаясь, мир за мирами, в эту чудовищно разбухшую   гипермонаду. Вообразить дальнейшее демонический разум бессилен».[9]

Причина  зла – внутренняя нестабильность

«Всё, что предательски толкает нас за пределы нашего существа, наших личных интересов, к опасности, к неведомому, к риску, - все это исходит от демонической части нашего «я»… Это становится опасным, когда напряжение переходит известную грань, когда душа отдается мятежному инстинкту, вулканическому началу демонизма. Ибо демон может достигнуть своей отчизны, своей стихии – беспредельности только путем безжалостного разрушения всего предельного, земного тела, в которое он вселился: он начинает с расширения, но стремится к взрыву.
Поэтому он вселяется в людей, не способных своевременно усмирить его, возбуждает в демонических натурах грозное беспокойство, непреодолимой силой вырывает кормило воли у них из рук: безвольно скитаются они по бурному морю, гонимые демоном к подводным скалам своей судьбы. Жизненное беспокойство всегда служит первым признаком демонического ума… Всегда демоническое окружено грозовыми тучами, опасностями и жизненными угрозами, проникнуто духом трагизма, дыханием рока».[10]

Пренебрежение к жизни

«Презрение к реальному бытию у демонических натур обращает все помыслы к игре, к опасности, к насильственному саморасширению… В них словно чья-то мощная воля создает центробежное движение, исходящее из внутреннего круга жизни и неумолимо её разрывающее».[11]

Признак демонизма – стремление превзойти всех

«Чрезмерность и преувеличенность.., вечное стремление превзойти самого себя, преступить последние пределы, достигнуть беспредельности, исконной родины всего демонического».[12]
Ко всему этому демоническую личность толкает внутренняя дисгармония. «Дисгармония, - написано в книге «Великие Арканы Таро», - есть идея зла».



Любовь демона

 «Демонические монады свободны, как и все, но их любовь глубоко ущербна. У них она направлена исключительно внутрь: демон любит только себя. И оттого, что весь могучий запас любви… сосредоточен на этом одном, демон любит себя с такою великой силой, с какой любить себя не способен обычный человек».[13]



Сущность зла – смерть.

До тех пор, пока будет существовать тело мира, будет существовать и зло, которое будет захватывать и уничтожать его, словно паук, высасывающий кровь из своих жертв.

Уничтожая тело, на котором паразитирует червяк зла – оно, тем самым, подписывает смертный приговор не только всему миру, но и себе.
Даже животные не уничтожают всю дичь в округе, понимая, что её гибель приведет к смерти самого хищника. Но демоны не понимают даже такой простой вещи. Они всегда стремятся восторжествовать надо всем ради, быть может, единой минуты триумфа. «Либо всё, - говорят они, - либо ничего!»

Вера зла  - в  своё бесконечное возрастание. Демон беззаветно верит в свой «микрогалактический триумф».

Творчество зла – для себя и во имя своё.

Конечная цель зла – всех превратить в «жертвы», затем съесть всех и остаться в одиночестве.

«При высшем развитии демонического аспекта наступает полная замкнутость состава в себе самом, происходит полная оторванность от внешнего мира и наступает внутреннее неустойчивое равновесие».[14]

http://www.proza.ru/avtor/debove              ПРОЗА.РУ

ТЕАТР ТЕНЕЙ





[1] - «Великие Арканы Таро». М., 2007. – С.507
[2] - Д.Андреев. Роза мира. М., 1993. – С.22
[3] - Там же. – С. 50
[4] - Станислав де Гуайта. У порога тайны. Храм Сатаны.
[5] - Там же.
[6] - Там же.
[7] - Д.Андреев. Роза мира. М., 1993. – С.50
[8] - Д.Андреев. Роза мира. М., 1993. - 50
[9] - Там же.  – С. 53
[10] - С.Цвейг. Борьба с демоном. М., 1992. – С. 72
[11] - Там же. – С. 72
[12] - Там же – С. 67
[13] - Там же. – С. 54
[14] - Великие Арканы Таро. М., 2007. – С.554

Комментариев нет:

Отправить комментарий