понедельник, 5 января 2015 г.

О ВОЛШЕБНОМ ЯЙЦЕ И ЧЁРНОЙ ДЫРЕ | Елена Де-Бовэ

 -- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                         Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность




В последнее время довольно часто приходится слышать, как хорошие, умные, честные и интеллигентные люди высказывают недоумение по тому поводу, что  попсу, коррумпированных чиновников, военщину и прочую шушеру называют «элитой». Они-то, честные люди, в чистоте своего сердца, полагают, что элита – это лучшие люди государства, способные производить и воплощать творческие идеи, направленные на развитие и улучшение общества и экономики.

Но, как верно подметил один из депутатов: «Всё доброе рухнуло вместе с Советским Союзом!» А сейчас – капитализм.
Только не подумайте, что в России какой-то особенный капитализм. Он точно такой же, как в Америке, Англии, Франции и лицо у него ничуть не хуже и не лучше, чем у капитализма «забугорного». Мы в своем провинциализме никогда не изобрели бы того, что  навязал нам западный мир. Если бы не американская программа – мы бы до сих пор имели свое социалистическое счастье и  вороватая номенклатура никогда бы  не решилась на кардинальный переворот.

В современном капитализме, пришедшемся на постиндустриальный, постгуманистический и постисторический периоды,  общество устроено предельно просто. Оно состоит не из классов и не из страт, как это было прежде, а из двух примитивных и грубых частей:
1-я часть – представляет собой элиту в сиянии единства, власти, денег и неограниченных технических возможностей.
2-я часть – это провал, где сидят все остальные. Там, в этом провале все одинаково несчастны, раздрызганы и дезинформированы.  Там никто ничего не понимает, хотя каждый давится от обилия новостей, падающих на него сверху. Сортируя, рассматривая, накапливая сведения, факты, происшествия, «человек провала» пытается понять, где он находится. Но никакого знания, естественно, частные факты не дают и потому «человек провала» до самой своей гробовой дости будет сидеть и сортировать факты.
По мнению элиты, эта огромная часть общества представляет собой «черную дыру» или «прорву», которая жрёт всё, что в нее ни вложишь. Поэтому элитарные супер-люди никогда не вкладывают в дыру ничего из того, что можно положить себе в карман. А «прорва», - полагают они, - пусть заткнется. Пусть в этой паучьей яме все грызут и ненавидят друг друга.

Элита, расположенная в круге света, надежно отделена от «прорвы» не только деньгами, но и идеологией. Ее не коробит, что своё «гнездо» она вьет не в заоблачных высях, где мудрецы питаются «огненной пищей» орлов, а в низине – на общественной помойке. Но, как говорят японцы – у каждой улитки своя Фудзияма. Эта Фудзияма, хотя и не так высока, но все же находится не в глубине кучи, где полно ползучих гадов, а на самой ее вершине. Да, именно там восседает элита в своей славе и блеске.

Что касается до идеологии, которой как бы и нет, то это вопрос весьма спорный, потому что идеология существует. И даже не одна, а, как минимум, две.
В работе «Рождение трагедии из духа музыки», посвященной Древней Греции,  Ф.Ницше показал власть в виде двух сакраментальных фигур – Аполлона и Диониса.

Аполлон представлял собой проявленный мир, наполненный многообразными формами, вещами, предметами искусства – то есть, всем прекрасным, что было создано человечеством за тысячелетия его развития. Этот образ являл собой – мир элиты, для которой – классическая музыка и симфонические оркестры,  картины Тициана и Рубенса, Гейнсборо и Рафаэля. Для элиты – вся высшая наука и ее «жрецы». Для нее – первоклассная медицина, армия, спорт и пр.

Всё остальное принадлежит к карнавальной сфере  нетрезвого Диониса,  олицетворяющего собой раздробленный, пьяный мир, в котором правит не разум, а бессознательное. В этом мире, собственно, ничего стоющего нет, кроме того, что делает человека день ото дня примитивнее, темнее и безумнее, чем он мог бы быть, если бы был нормально образован, подлечен и обласкан властью. Если бы не был развращен всевозможными зрелищами, которые только и доступны людям, живущим на дне цивилизации.

Что касается религии – она тоже существует. Хотя элитные атеисты когда-то провозгласили, что Бог умер и пустились во все тяжкие, убрав со своего пути «свидетеля», который все знал и все видел, но, со временем, они опомнились, решили, что погорячились и нашли себе нового Бога. Этому Богу элита дружно поклоняется и приносит на его алтарь всевозможные жертвы. Конечно, это не Христос. С «дискурсом Христа» было покончено давным-давно, но о том, что новый бог существует, свидетельствует  многое.

В мире элиты в последнее время всё тяготеет к центру – к «сливанию», «укрупнению», сосредоточению ценностей в руках небольшой группы людей, наделенной сверхъестественной властью. В этом мире есть всё: своя структура, своя «вертикаль», своя жёсткая иерархия, своя дисциплина, свои способы продвижения, своя юрисдикция, свой кинематограф, свои правила, традиции и уклад.

Элита безжалостно отсекла всё, что способствовало бы разъединению и распаду власти. Прежде всего, власть избавилась от свободы и анархии. Наверху нет никакого плюрализма. Там никакой Фрэнк, Майкл, Колян или Мишаня не посмеют пикнуть, если на них плюнет высший человек. Там каждый знает свой «шесток». Там нет своего личного мнения и каждый, кто входит в элиту, может говорить только «от сих – и до сих»,  не более того.

В книге «Властвующая элита», американский либеральный социолог Райт Миллс дал на примере США красочный «портрет» американской элиты, поразительно похожей в вопросах единства на российскую.

Что может объединять людей элиты, часто не похожих друг на друга?  - задался вопросом исследователь и ответил: «Если бы {власть} рекрутировалась из людей более разнородного склада и образовательного ценза, чем это имеет место в действительности, то она все равно представляла бы собой сообщество людей совершенно однородного социального типа. Ибо… обстоятельства, объединяющие известный круг людей, - это существующие у них критерии, которыми они руководствуются при допуске в свою среду…  Если у людей эти критерии одинаковы, то, как личности они обнаружат тенденцию походить друг на друга. Круги, составляющие властвующую элиту, обнаруживают именно такую общность оценок и моральных норм».1

Сегодняшняя элита просто поражает своим единством во взглядах. Именно поэтому не стоит смотреть политические шоу, в которых происходит «схватка двух интеллектуалов, где один выступает цепным псом режима, а другой бесстрашно атакует его со всех возможных направлений – {потому что} это не идеологическая битва, а дуэт губной гармошки и концертино, бэкграунд, который должен оттенить реальную идеологию, сияющую из гадючьей мглы».2

Общество элиты, составленное из двух частей, – собственно элиты и ее обслуги (у В.Пелевина это «вампиры» и «халдеи»),- напоминает целостное гигантское яйцо, готовое чем-то разродиться. Из этого яйца летят объедки, обломки вещей, фраз, идеологий – всякого рода мусор, который заставляет помойную кучу расти и ширится. И чем выше становится куча – тем выше поднимается священное «яйцо», в котором происходит какое-то движение, идет какая-то своя, тайная жизнь, в котором формируется нечто запредельное, какое-то супра-существо, которое однажды вдруг пробьет скорлупу и выглянет наружу.

Что это будет за существо?3   Его, собственно, в этом яйце и вынашивает всё мировое сообщество, находящееся в круге света. Это будет тот, кто повторит сакраментальное: «Смысл жизни – в экспансии!»

Что касается «прорвы» - то «прорва она и есть. Если наверху всё движется «от раздробленности сил к концентрации и к попыткам монополистического контроля, осуществляемого могущественными центрами, деятельность которых носит частично скрытый характер», то «общество выступает… как механическая совокупность индивидуумов, отданных на произвол СМИ, не способных противостоять потоку внушаемых ими идей и представлений, и их идеологическим махинациям».4
Туда - весь плюрализм, все зрелища, кривляния, весь разврат, побольше страхов, крови, дрязг – пусть грызутся со скуки и находят в этих пинках заменитель удовлетворения. Чем больше грызни внизу – тем спокойнее жизнь наверху.

Безусловно, у этой «кучи» нет будущего. В конце концов, она сама себя загрызет до смерти.  Пьяный Дионис упьется и наколется до глюков – и это совсем неплохо для помойного человека. Пусть колется и пьет, раз он больной. В передовых западных обществах для таких людей созданы прямо-таки тепличные условия. Во Франфуркте-на-Майне, в Нью-Йорке на улицах полным-полно наркоманов, алкоголиков, геев, проституток, у которых отняли все права, кроме права свободно гнить на мировой помойке.
 
Пустые люди, у которых вынули душу, а они этого даже не заметили, потому что с детства их воспитывали в зверстве и ничтожестве.  И, если кто-то скажет, что в Америке народ живет прекрасно – пусть повнимательнее присмотрится к бедным кварталам и прислушается к мнению самих американцев по поводу своей жизни в «свободной» стране.

«Что существует? - написал в своем автобиографическом очерке «Признание» американский писатель Артюр Адамов, -  Я знаю, прежде всего, что существую я. Но кто есть я? Что такое я? Всё, что я о себе знаю, это – я страдаю. И, если я страдаю, то потому, что в начале меня самого было расчленение, отделение. Я отделен. Тому, от чего я отделен, я не могу дать названия. Но я отделен».5

Американец, представитель «потерянного поколения» Томас Вулф  писал: «Мы так потерянны, так беззащитны, так одиноки в Америке; бесконечное и суровое небо давит на нас, всех нас вечно гонит вперед и нет у нас Родины».6

Всем сомневающимся предлагаю почитать книгу Элвина Тоффлера «Футурошок», для того, чтобы понять, насколько усугубилось положение в западном социуме со времени «потерянного поколения», которое еще во что-то верило.
В этом тяжелом обществе, где каждый день приносит новое страдение, многие живут, как животные, поскольку долгие годы элита внушала людям, опираясь на концепции Фрейда, что человек – это только животное, которого долгое время мордовали культурой. Теперь это животное в человеке свободно. Чем обернулась эта свобода – знают все.  А ведь еще в 17 веке  Блез Паскаль7  предупреждал власть предержащих о том, насколько «опасно постоянно указывать человеку на его сходство с животными, не показывая ему его величия».8  Опасно, потому что крайности всегда опасны.

В наши дни уже многие люди, особенно молодые, забыли о том, что когда-то их предки были великими. Они забыли  о том, как прежде люди строили всем миром дома вдовам и сиротам, не требуя за это ни копейки, как помогали старикам, как ложились на амбразуры и таранили вражеские самолеты, как строили БАМ, как работали в стройотрядах, как любили и дружили. Кажется, что это были совсем другие люди, потому что и лица у них были другие, не как у нынешних мелких грызунов, озабоченных  копейкой.

Сегодня людям кажется, что, живя на информационной свалке, они не нуждаются в друзьях и единомышленниках. Да и то правда – чтобы желать единомышленников, надо о чем-то мыслить поверх обыденности. У нас же – торжество обыденности.
А ведь «Первая потребность человека, - писал Оноре де Бальзак в романе «Утраченные иллюзии», - будь то прокаженный, отверженный или недужный, - обрести товарища по судьбе». Сегодня все тихо сидят по своим квартирам и так же тихо, смиренно умирают.

Нечего скрывать – мы живем в тоталитарном обществе, в котором элита связана строжайшей дисциплиной и общей верой, а социум погружен в аморфное состояние. Тело общества разбито точно так же, как было растерзано тело пьяного Диониса, каждая клетка которого ненавидела и боролась за свою свободу с собственным организмом.
 «Опьяненный ощущением своей слабости, в страхе перед гибелью своей – какую ценность представляет {человек} для жизни? В чем его красота? Где человеческое в этом полумертвом теле с разрушенной нервной системой, с бессильным мозгом, в этом маленьком вместилище болезней духа, болезней воли – только болезней?» – так вопрошал М.Горький в своей статье «Разрушение личности».

Она написана давно, но сегодня ее актуальность неоспорима, потому что она указывает на единственный возможный выход их сложившейся ситуации – на пересмотр своего взгляда на мир, на людей в целом, на настоятельную необходимость замены чувства антипатии на симпатию к жизни.
С чего начать? С малого: совершить над собой маленькое насилие и поздороваться с соседями, перестать видеть вокруг себя, среди одинаково несчастных людей, врагов. Заиметь свою собственную точку зрения по вопросу о пределах процесса индивидуализации, о его переразвитии и чрезмерности.

В связи с этим сторонник индивидуализма  Август Стриндберг  утверждал, что чрезмерная индивидуализация отрицательно влияет на человека – она его ослабляет, отрезая ему путь к источнику сил. «Человечество, - говорил он, - ведь это огромная электрическая батарея из множества элементов; изолированный человек тотчас же теряет свою силу».9

Мы одиноки и изолированы друг от друга. Мы так же одиноки, как одиноки французы, немцы, американцы. Что людям делить друг с другом? Из-за чего спорить? Подумайте, ведь «темы» для развития недоразумений спускаются «сверху», а мы всему верим, поливаем друг друга грязью.

Способен ли сегодняшний человек по иному посмотреть на жизнь? Способен, если выключит телевизор и перестанет играть в детские игры. Выключит ли он его, перестанет ли играть? Это такая большая проблема. Это такая слабость воли…
«Чем отзовется больной на радостный зов жизни? Только стоном».10

______________________________________________________________
1 – Райс Миллс. Властвующая элита
2 – В.Пелевин. EmpireV”.М., 2011
3 – Если кто-то, согрешив в мыслях своих, подумает, что это будет В.В.Путин, - пусть лучше оставит эти мысли, потому что то, о чем я пишу, произойдет после Путина, но, возможно, с его неосознанной помощью.
4 – Райс Миллс. Властвующая элита
5 – А.В.Кукаркин. По ту сторону расцвета. М.,1981
6 – Там же.
7 - Блез Паска́ль (фр. Blaise Pascal [blɛz pasˈkal]; 19 июня 1623, Клермон-Ферран, Франция 19 августа 1662, Париж, Франция) французский математик, механик, физик, литератор и философ. Классик французской литературы, один из основателей математического анализа,
теории вероятностей и проективной геометрии, создатель первых образцов счётной техники, автор основного закона гидростатики.
8 – Блез Паскаль. Мысли. М., 2000
9 - А́вгуст Стри́ндберг (Ю́хан А́вгуст Стри́ндберг, швед. Johan August Strindberg, 22 января 1849 года, Стокгольм — 14 мая 1912 года, там же) — шведский писатель, драматург, основоположник современной шведской литературы и театра.
10 – М.Горький. Разрушение личности.



Метки: #Элита, #общество,#власть, #одиночество, #страх

Комментариев нет:

Отправить комментарий