среда, 3 июня 2015 г.

НОВАЯ РЕЛИГИЯ - ДЕСТРУКТИВИЗМ



-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                        Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


Рене Магритт. Цивилизация


Много веков человечество Запада строило свой мир. Этот мир, восставший из античных руин, прошел темное средневековье с его войнами, эпидемиями, мрачными и тяжелыми замками и раскрылся, словно волшебный цветок в век Возрождения, когда появились необычные люди, поразившие мир своей силой, красотой и творческими возможностями.





Затем чередой прошли годы учения и овладения силами разума. Наступил век Просвещения, когда стремительно начал возрастать индивидуальный человек, насыщенный знаниями и уверенностью. Появилась вера в прогресс и в счастливое будущее этого сильного человека, о котором философ Милль сказал, что мера его – всё бОльшее счастье.

Запад прошел сквозь огонь страшных мировых войн и, наконец, взмыл на головокружительную высоту своего величия. Он добился всего, о чем мечтал. Огромный мир лежал у его ног.  Но что-то вдруг разладилось в его внутреннем естестве. Он устал… Некоторые исследователи говорят, что усталость западного горделивого фаустовского мира приключилась в результате трагических майских событий, произошедших во Франции в 1968 году, когда вдруг взбунтовалась студенческая молодежь. Именно это событие стало переломным моментом, когда Запад утратил набор высоты и начал стремительно падать.

Студенческое восстание во Франции 1968 года

Казалось бы, ничто не предвещало плохого. 60-е годы начались как эра массового потребления, когда экономика была в восхождении, но закончились под знаком социальной критики.  Молодые интеллектуалы 60-х утверждали, что им некуда идти, потому что у их будущего  всего два пути: страх умереть от голода или от великой скуки. Юные головы обратили свой взгляд к социализму и выступили под красными знаменами. 60-е годы остались в истории как время баррикад, рок-музыки, антивоенных протестов «новых левых» и бурных дискуссий о философии марксизма.

О мае 1968-го принято говорить как о последнем восстании европейских интеллектуалов, которое повлекло за собой серьезные последствия исторического масштаба. Это событие завершило  полуторавековую эпоху модерна, в котором интеллектуалы и молодежь играли особую, ведущую  роль. Сегодня интеллектуал уж не тот — он либо платный эксперт властей и корпораций, либо виртуальная звезда массмедиа и масскульта. Но тогда, в 60-х, интеллигенция была властителем дум многих людей, образцом, на который равнялись все. Именно в интеллектуализме буржуазный мир увидел  своего врага. Тогда же, видимо, появилась мысль уничтожить этого врага навсегда. Расправившись  в 68-м году с лучшей частью молодежи, западный мир фактически уничтожил свое будущее. То, что осталось – было низкого качества и не обладало ни творческой фантазией, ни смелостью. Именно эти оставшиеся составляют ныне мировую и научную элиту.

Остатки баррикад на набережной
Пор-де-Конферанс. Франция
Западный мир сломался. Модерн превратился в постмодерн. Структурализм, изучавший системные вопросы, выродился в постструктурализм, который перешел к исследовнию процессов разрушения и сумасшествия. Началась всеобщая деградация.  Вместе со свертывающейся промышленностью начал сворачиваться весь человеческий мир.

Рене Магритт

 Запад устал развиваться и стремиться, ибо больше не видел впереди цели. Но вот удивительный парадокс: если западный мир устал от собственного индивидуализма, то отчего вслед за ним вдруг устала Советская Россия, которая никогда не страдала переразвитием индивидуализма и не знала ужасов безработицы и МРОДа?  Запад, действительно,  пережил обрушение веры в человека, способного «переделать» мир по своему образу и подобию, но социализм ничего подобного не испытал. А дело в том, что Россия  просто скопировала западную депрессию, как когда-то копировала байроновский дендизм. Россия «устала» и «заболела» по приказу или по своей дурости только потому, что в «моду» вошел постструктурализм. Случилось то, что случилось.

Рене Магритт
Но почему на Западе произошло обрушение веры? Почему над позитивом вдруг возобладал негатив?

Примерно с 13 века, когда только начинал свой разбег Ренессанс, начали появляться люди, для которых экспансия стала мерилом и смыслом жизни.  Это были торговцы, начавшие многовековую борьбу за «свободу» в то время, когда единичный человек еще только начинал осмысливать свою единичность. В века, которые позже назвали Ренессансом, когда на почве, возделанной  античностью,  бурно пошел в рост индивидуальный человек, возник новый взгляд на мир, как на поле деятельности этого человека-захватчика, конкистадора и переделывателя мира по своему образу и подобию.

Рене Магритт
В века Просвещения, когда западный «фауст» по-настоящему пытался овладеть разумом, философы стремились ограничить рост и расширение его экспансии  теориями «разумного эгоизма». Но это нисколько не помогло.  Разумный экспансивный западный человек все приспосабливал для своих нужд и целей.  Не только разум, служивший ему инструментом для экспансии, не только философию, оправдывающую его захватническую политику, но и самого Бога, который в редакции Лютера провозгласил: «Копите богатства и я поставлю вам пятерку за прилежание!» Вопрос о спасении Лютер решал просто: «Если ты успешен – Бог благоволит к тебе. Если ты неуспешен – значит, ты проклят!»

Вот из каких глубоких напластований пришло в Россию протестантское убеждение в том, что бог благоволит богатым и ненавидит бедных. И, несмотря на то, что православная религия утверждает совсем иное (что «ценности надо собирать на небе, а не на земле»), богатые люди России с удовольствием отреклись от православия и стали почитать лютеровского Бога, - небезусловного, отъевроредактированного и приспособленного к нуждам торговца. Думаю, что это отречение было сделано неосознанно и бездумно, но незнание закона не освобождает от ответственности.

С  начала своего возникновения и до последнего времени вопрос о Спасении и Предопределении в лютеровской доктрине считался наиболее спорным и болезненным. Но тогда протестантизм победил. Дело закончилось походом против католицизма и в Германии, Англии, Швейцарии победил Бог, который был больше приспособлен к типу светского западного авантюриста.

Рене Магритт. Пожиратель пространств

Сколько ни существовал западный человек, он всегда был «пожирателем пространств» - такой была его неугомонная натура. Когда в живописи была  изобретена  линейная перспектива и стало зримым  широкое  пространство, линии которого уходили за горизонт, для западного торговца открылся «коридор», по которому  и помчался  рыскать  всеядный западный человек, запрограммированный на поглощение и переваривание поглощенного. 




 Великие географические открытия значительно расширили зону его деятельности. Америка, Индия, Перу, Китай, джунгли, пустыни, оазисы – везде побывал западный человек, неся свою «священную  миссию» в темные аборигенские массы.  Эту «миссию» он называл «просвещением», а, в действительности,  это было просто навязыванием собственного взгляда на вещи всему миру. Захватчик всегда уверен, что он прав, потому что он – победитель  и  потому его взгляд - самый верный. А еще западный человек хотел повсюду установить собственные правила, чтобы везде чувствовать себя, как дома.

Рене Магритт

Он всегда ощущал себя хозяином положения, а каков хозяин – такова и власть. Какова власть - таков и мир. И, если захватчик тупой быкоголовый урод, то и мир вокруг него тоже должен приобрести вид тупого урода. Когда же, наконец, этот ослепший бык, убегавшись по миру, уперся рогами в стену и завопил от ужаса – то же самое сделал вслед за ним  мир, пересозданный по его образу и подобию.

Рене Магритт
Происходит парадоксальная вещь: когда власть, не способна строить и развивать жизнь  - она заявляет, что мир умирает и начинает проповедовать ценности распада и декаданса, а  мир вокруг нее действительно начинает стремительно сжиматься.  Постструктурализм, собственно, и является  инструкцией по умиранию. Отождествление всего мира с капитализмом  привело  современных буржуазных философов к мысли о том, что, если капитализм умирает, то и  весь мир  должен умереть вместе с ним, как преданный слуга.

Рене Магритт
И мир занялся самоуничтожением. Все структуры подверглись вивисекции.  Даже протестантизм с его ценностями труда и накопления изжил себя и оказался на помойке.  Начавший было развиваться структурализм, также устарел в свете быстрого отмирание капиталистической структуры и был поспешно заменен постструктурализмом или деструктивизмом – доктриной смутной и неубедительной, которая назвала гниение нормой, а разум – иллюзией.

Если кто-то не знает, в каком мире живет сегодня человечество и какому богу молится, так я скажу: новая религия называется постструктурализм  (в Европе) или деструктивизм  ( в США). Эта религия отрицает всякий смысл, всякую структуру, всякое объединение чего-либо, кроме маргинального. Эта религия провозглашает главными ценностями распад всех структур, в том числе, структур психики и языка.  Бог постструктурализма – «Ничто». Его авторами являются  П. де Ман, Г.Блум, Х. Миллер (США); Деррида, Ж.Делёз, Ж.Бодрийяр, М.Фуко, Лакан, Ж.Ф.Лиотар (Франция).

Рене Магритт
Данная система не несет в себе ничего позитивного, но, тем не менее,  в 60-е годы 20 века она была провозглашена основополагающей идеологией и теперь весь мир развивается в ее русле. Эта система взглядов была сформирована для окончательного уничтожения привычного разумного мира и погружения его в «хаосмос» - по-просту, в хаос.  Деструктивизм, собственно, не философская система. Он ничего не предлагает, кроме пассивного созерцания всеобщего вымирания и угасания разума.  Его кредо пессимистично и безысходно - «Весь мир умрет и ты умрешь вместе с ним – так  не сопротивляйся, живи одним днем и не желай никакого будущего ни себе, ни своим детям».

Рене Магритт
Деструктивизм выражает разочарование в разуме, отвергает веру в науку и прогресс.  Он отрицает даже самого человека как единую систему, как организм и утверждает необходимость отказаться от света (разума) в пользу тьмы (бессознательного с его неосознанными желаниями). Он призывает отказаться даже от собственного физического тела и перейти в  состояние «тела без органов», где отсутствует разум, но зато бушует «интенсивность» (Делёз и Гваттари). Исходя из этой «логики»,  постструктурализм отрицает учение Гегеля, ибо философия Гегеля – это высшая форма западного рационализма и потому постструктурализм выступает как антигегельянство.

Рене Магритт
Основы постструктурализма заложили, как полагают,  Ницше и Хайдеггер. Ницше первый отверг системный способ мышления и оформил свои мысли в виде фрагментов, афоризмов и сентенций.  Он повторил вслед за  Шопенгауэром мысль о  том, что, в действительности,  бытие не существует - есть лишь его интерпретации и толкования (представления конкретного человека о мире), которые бесконечны, многообразны и часто бестолковы. Таким образом,  был приоткрыт ящик Пандоры, из которого в мир хлынуло зло.

Рене Магритт
Мир был назвал «ничто»,  «пустотой», а «пустоте» можно присвоить любое имя. А можно вообще не  давать ничему никаких имен, потому что имя – это пустой знак, за которым не стоит ничего. Если дело пойдет именно так, то «человек без имени» по-просту раствориться в «соляной кислоте» «ничто»  и никакого спасения этой «мыслящей субстанции» не будет. Человеку не за что будет зацепиться именно потому, что деструктивизм не признаёт истину.

Рене Магритт
А чем, в действительности, является истина для человека в нашем мире?  Сейчас она у каждого своя, потому что опираться на «ничто» внешнего мира опасно. Частная истина человека является  зацепкой (маркером) за мир, которая позволяет ему не раствориться и не сгинуть в пустоте.  Все знают, что чем больше «истин» и «вер» у человека – тем сильнее его мировоззрение, тем устойчивее он в жизни.  Такого человека нельзя так просто взять и отправить на грабительскую войну, растлить, сделать палачом, вором или проституткой. Это нельзя сделать именно потому, что ему есть за что зацепиться.

Рене Магритт

По сути, жизнь  – это способ уцепиться за что-то, чтобы не исчезнуть.  Кто-то цепляется за деньги (слабая зацепка).  Кто-то – за традиции. Иные – за знания или веру. Многие – просто за последнюю «соломинку). Но не все знают, что цепляться можно только за «маркеры», которые собирают личность.  А личность – это единственная система, которая сегодня может противостоять  натиску деструктивной бессистемности.

Я, например, знаю, что у меня за плечами есть сент-Экзюпери, в которого я верую, как в Бога, ибо он собрал меня как личность одной простой мыслью, что Бог – это «божественный узел» (система). У меня есть свой Бог, свои музыка,  живопись,  взгляды, добро и зло. Всё это – маркеры, с помощью которых человек может уцепиться за жизнь. Лиши его этих «маркеров» и он будет  сбит с толку и дезориентирован.

Рене Магритт
Именно этим всё последнее время и занимается постструктурализм.  Он вводит людей в состояние замешательства и дезориентации. Он стирает все метки, с помощью которых человек может ориентироваться в пространстве и времени. Утеряв способность ориентироваться и собираться, человек станет ориентируемым – то есть, пойдет туда, куда ему укажут.

Рене Магритт
 Человек не должен жить только сегодняшним днем и нынешним внешним миром с его разрушительными  тенденциями. Чтобы сохранить себя в агрессивной среде, он должен собрать свой собственный внутренний мир, который защитит его от разрушения.  Этот мир должен включать в себя набор истин-вер, которые человек выстрадал и пережил. Эти истины не должны быть истинами внушенными, потому что истины внешнего мира сегодня смертоносны. Человек должен создать своего внутреннего Бога и молиться только ему.  Это необходимо сделать для того, чтобы не уподобиться стаду безмозглых овец, которых деструктивист гонит на бойню.

Рене Магритт


Комментариев нет:

Отправить комментарий