понедельник, 29 июня 2015 г.

ЗА БЕДНОГО ОЛИГОФРЕНА ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО...

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                 Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


ЕЛЕНА ДЕ-БОВЭ


ЗА БЕДНОГО ОЛИГОФРЕНА ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО…




«Дионис против Распятого» - так провозгласил Ницше своё кредо. Это заявление символизировало наступление нового времени, когда Хаос выступил против Порядка, когда на сцену жизни вместо созидающего Мудреца вышел разрушающий Глупец.


Олигофрен сегодня стал важным персонажем  нашей жизни. Но, конечно, не каждый олигофрен, а лишь специально подготовленный.  Минимум образования, максимум исполнительности и аккуратности, и никаких позывов к творчеству – вот характеристика самого востребованного системой человека.

Почему именно олигофрен?  Дело в том, что ученые, которые занимались проблемой адаптации человека к современным быстро изменяющимся  условиям жизни, пришли к выводу о том, что адаптивные резервы нормального человека, в сравнении с возможностями «особенных» людей, весьма ограничены. Это означает, что, если изменений в жизни человека будет слишком много, то с ним случится либо нервный срыв, либо его настигнет соматическое заболевание, либо он уйдет в шизофрению и начнет демонстрировать детское поведение.  Если ничего такого с человеком не приключается, то это служит доказательством того, что он – типичный олигофрен.
Этот факт подтверждает полубородатый анекдот о чукче, который упал с шестого этажа, оставшись невредимым, а врач сказал об этом чуде: «Если бы были мозги – было бы сотрясение».

Если же человек психически нормален, то в первом случае, когда идет перестимулирование новизной, он может приобрести стеклянный взгляд и аутичность, сопровождаемую автоматическими движениями. Такие люди в изобилии встречаются на дискотеках, где звучит оглушительная монотонная «музыка», сопровождаемая мощным барабанным боем, миганием стробоскопов и кручением пространства.  Люди, делающие движения мод музыку, порой даже не представляют, что находятся в состоянии мощного стресса.

Во втором случае, человек, в жизни которого происходит много изменений, к которым он не готов, может заболеть только для того, чтобы остановить этот поток изменений. В этом случае  может наступить банальная ангина или желудочное заболевание, но может наступить и необъяснимый паралич.

В третьем случае, человек просто сходит с ума. В этом состоянии он может быть способен на что угодно. Когда в новостях сообщают о том, что некто, будучи совершенно вменяемым, взял в руки пистолет и перестрелял сотрудников в офисе, -  это означает, что он «не справился с управлением» и пошел вразнос. Подобный факт свидетельствует о том, что человек достиг адаптивного предела и его психика начала «глючить».  Виноват ли он в этом? Любой врач скажет, что виновник расстрела сам стал жертвой нескончаемых изменений, обрушенных на него современной цивилизацией.

Психолог Арди Любин в этой связи отмечает: «Если вы перегружаете окружающий мир новшествами – вы получаете… возбуждённого невротика – человека, обладающего системой, в которой постоянно поступает адреналин, сердце постоянно перегружено, присутствует повышенный мышечный тонус, дрожь…»1

В такое состояние человека может ввергнуть и, столь превозносимый ныне, «сверхвыбор», который включает  услуги, товары, стили жизни, а также инструкции, которыми каждый должен систематически овладевать, изменения в политике, социальной жизни и пр. Поток непрекращающихся реформ, бесконечных реорганизаций, переезды с места на место, рост цен и тарифов, а также угрозы, идущие отовсюду – начиная с трансгенной пищи и чёрных риэлтеров и, заканчивая, эсхатологическими пргнозами - всё это постепенно сводит психического здорового человека с ума.

Глава Американского Морского Нейрохирургического Исследовательского Центра в Сан-Диего Рэнсом Дж.Артур заявляет: «если в течение малого временного отрезка в вашей жизни произошло большое количество изменений – это накладывает отпечаток на ваш организм… значительное количество изменений за короткое время может перегрузить копирующие механизмы».2

Свои слова он дополняет следующим предупреждением: «Было выявлено.., что не только болезнь, но даже смерть может быть связана с жестокостью адаптационных требований к организму».3 Это подтверждают факты внезапной остановки сердца у молодых и физически здоровых людей.

Человек не резиновый. Он не может приспосабливаться до бесконечности. От непрекращающейся адаптации и от бесконечного потока негативной информации он не только глупеет, не только зарабатывает синдром, называемый «параличом решений», но болеет и умирает.  И тем не менее, на него продолжают давить. От него требуют непременно «агрессивной» работы и агрессивного (то есть, амбициозного) отношения к жизни. Современный человек должен быть абсолютно безжалостным к себе и другим и, как попугай, повторять уничтожающий его слоган - «я никому ничего не должен». Система предъявляет ему очень жесткое и конкретное требование: научиться быстро меняться и перегруппировываться, когда его бьют об стену.

Зачем всё это? Почему человека обязательно надо ставить в чрезвычайные и опасные условия? Почему он должен постоянно чувствовать, что окружающая среда расставляет ему ловушки? Почему он должен думать, что его травят, как клопа какой-то «химией»? Почему он должен захлёбываться бессмысленной информацией, которую на него изрыгают СМИ? Почему его заставляют работать по 12 часов в сутки и крутиться на пределе сил, как белка в колесе? В конце концов, у человека создается впечатление, что на ведётся планомерная охота.

Но кто «охотник»? Ответ очевиден – это агонизирующая система, которая не выходит из судорожного пароксизма.  Да разве такую систему выдержит нормальный человек? Нет, не выдержит. Поэтому ей не нужен нормальный человек. Ей нужен олигофрен, который лучше приспособлен к современной жизни. Ей нужен не человек мыслящий, а человек тупой. И потому система выталкивает из жизни именно то, что Иисус называл «солью земли» - то есть людей, придающих жизни смысл.

Состояние человека, страдающего олигофренией может градироваться от лёгкой дебильности до идиотии.  Причем, состояние «лёгкой дебильности» может быть навязано нормальному человеку соответствующим «воспитанием».

Доктор П.П.Малиновский, написавший первое в России руководство по психиатрии, отмечал большую роль неправильного воспитания в появлении уродств детского характера. «Жестокое, грубое обращение в ранних летах молодости, - писал он в «Записках врача», - угнетает развитие способностей».4

Я вовсе не хочу сказать, что все дети России являются кандидатами в олигофрены. В нашем государстве живёт огромное количество детей, обласканных хорошим воспитанием. Но нельзя отрицать общеизвестного факта, что, в целом, современное молодое поколение, в сравнении с советской молодёжью, воспитанной иной системой, значительно поглупело. Об этом свидетельствуют и участившиеся случаи немотивированного зверства в молодежной среде, продиктованного завистью, агрессивностью и тупостью.

П.П.Малиновский был одним из первых русских докторов, связавших психопаталогию с тяжелыми социальными условиями, в которых формируются дети.  Венский психиатр 19 в. Рихард фон Крофт-Эбинг поставил вопрос о психопаталогии еще острее: он напрямую связал рост психических заболеваний с развитием цивилизации и усложнением научно-технической базы. В книге «Наш нервный век. Популярное сочинение о здоровых и больных людях», психиатр Крофт-Эбинг утверждал, что развитие науки и техники не принесет счастья человечеству, но, наоборот, сделает людей еще более нервными, аморальными, физически слабыми нытиками, не способными радоваться жизни. Пьянство, курение, погоня за карьерой, беспорядочные половые связи, стремление к отказу от семьи – всё это Крофт_Эбинг считал следствиями индустриализации, роста городов, то есть, развития цивилизации.

Цивилизация губит человека и это преступление нельзя оправдывать всё более совершенствующейся техникой.  «Все прогрессы реакционны, если рушится человек», - сказал А.Вознесенский и с этим согласны врачи-психиатры всего мира, наблюдающие, как страшно выглядит разрушение личности, когда человек превращается в живого мертвеца.

Современная цивилизация, занимающаяся саморазборкой, не может обеспечить человеку психического здоровья и потому она провозгласила нормой не только олигофрению, но паранойю и шизофрению.  Ж.Делёз и Ф.Гваттари открыто заявили о том, что Великий Параноик и Великий Шизофреник являются основополагающими типами современной постиндустриальной цивилизации. Это персонажи, у которых детали их психических механизмов остались сохранены, но управление ими оказалось нарушено. Фактически это означает, что «новый Адам», сотворенный системой, должен иметь вид  программируемой машины.

Именно поэтому легкая степень дебильности олигофрена сегодня предпочитается острому уму. Поэтому, если вы не дебил, сделайте всё, чтобы выглядеть так, как выглядит он – то есть имейте «вид лихой и придурковатый». Прочтите внутрикорпоративный Устав, соотнесите его требования с требованиями, предъявляемыми к соискателям на вакантные должности, и вы поймёте, что сегодня востребованы именно олигофрены в стадии легкой дебильности.  Имитируя это состояние, вы, возможно, сделаете приличную карьеру.

Но что представляет собой типичный дебил? Прежде всего, это «хороший человек». Он хорош тем, что абсолютно предсказуем. А предсказуем он потому, что им руководит привычка, являющаяся механизмом. Олигофрен механичен и является идеальной машиной для программирования.  Он прилежен, способен к обучению и может вести самостоятельный образ жизни. Его неумение принимать самостоятельные решения является для него дополнительным плюсом. Но главное – олигофрен прекрасно приспосабливается к любым условиям окружающей среды.

Еще доктор Пинель в далеком 19веке  отмечал, что «люди с ограниченными возможностями» способны, подобно животным, легко переносить любую непогоду – жару и холод. Он отмечал, что зимой, когда столбик термометра падал до 10, 11 и даже 16 градусов ниже нуля, ни один из обитателей Бисетра (парижского госпиталя), которым он руководил,  не хотел лежать под шерстяным одеялом и предпочитал сидеть на ледяном полу. Он выбегал на улицу в одной рубахе, хватал горстями снег и прикладывал к груди, ожидая, пока он растает.  При этом он испытывал наслаждение.5

«Безумие, - говорил М.Фуко, продолжая эту тему, -  с его звериной свирепостью предохраняет человека от грозящих ему болезней; благодаря безумию, он достигает неуязвимости, схожей с той, какой природа, со свойственной ей предусмотрительностью, наделила животных».6
Вот и получается, что, если хочешь выжить в современной агрессивной среде – превращайся в животное. Твое животное качество оградит тебя от болезней и нервных встрясок.  Всегда помни о том, что «бога убила жалость» и будь безжалостным.  Будь безжалостным не только к другим, но и к себе.  Перестань думать об интеллектуальных вещах – опрощайся, отращивай себе клыки, когти и копыта, как делают это сегодняшние модницы.  И помни, что только безумие спасет тебя от безумия. И второе безумие будет отличаться от первого только тем, что оно будет преднамеренным. Это значит, что ты сознательно опустишься в точку зверя и встанешь на четвереньки.

Ж.Делёз и Ф.Гваттари сказали об этой трансформации человека в капиталистической среде совершенно определённо. «Капитализм, - написали они в работе «Анти-Эдип», - приближается к своему пределу, который является… шизофреническим пределом. Он… стремится к произведению шизофреника… Шизофреник стоит на пределе капитализма: он представляет собой его развитую тенденцию… Он смешивает все коды».7

Как, с точки зрения новой философии деструктивизма, должен ощущать мир «новый Адам», сгенерированный агонизирующим капитализмом? Он должен превратиться в бессознательный «поток» смешанных фонем и морфем, в котором вдруг вспыхивают какие-то сбивчивые  образы: «вдруг возникают усы папаши, поднятая рука маман, лента, девочка, шпик, туфля».8

Именно такой будет постинтеллектуальная «жизнь» искусственного шизофреника (или олигофрена) – бывшего человека, которому уже нечего терять, потому что он всё потерял, и который ничего не боится, потому что он уже умер.

Предполагаю, что многие могут счесть  написанное  «интеллектуальной болтовнёй». В таком случае, я призываю обратить их внимание на собственную практическую жизнь, в которой уже нет места интеллектуализму и утонченности, но зато присутствуют в большом ассортименте животность, привычки, физкультура, жратва и глубинная ненависть к напряжению ума.

Первый вопрос таких людей весьма типичен: «А чего делать-то?» И, действительно, как может мыслить такой человек, если он называет мысль «интеллектуальным словоблудием»? Как может он куда-то идти без подсказки? Он беспомощен и нуждается в руководителе. Но пусть он будет спокоен – куратор для него обязательной найдется. Куратор, который укажет ему путь либо в радиоактивные копи, либо в газовую камеру. Третий и самый прямой путь – в психушку.  И это правильно, потому что олигофрен не любит задаваться «роковыми вопросами» и не ищет собственного направления – он ждёт указания. Ему скажут – он пойдёт.  Для того, чтобы двигаться, ему нужен пинок.

Ж.Делёз  утверждает, что олигофрена заставляет двигаться не мысль, не намерение, а желание и нищета. Желаниями у нас заправляет реклама. Вот в этом направлении и должен смотреть олигофрен и первым делом маршировать к рекламе и теленовостям, которые определенно укажут, что надо чувствовать, как думать и во что верить.

Отсох интеллектуальный механизм? Не беда –олигофрен должен слушать только свой животный инстинкт.  В конце концов, - успокаивают взбаламученную публику Делёз и Гваттари, - «… все мы шизы… Мы гетеросексуальны статистически.., но мы гомосексуальны персонально, сами того не зная.., и, наконец, мы транссексуальны молекулярно…».9 Так что, печалиться не о чем.

«Шизик не имеет принципов», - говорит Ж.Делёз. И это правда. Шизик не имеет принципов и потому, естественно,  не знает, куда ему двигаться. В этой связи указателем ему может послужить диалог Алисы с Чеширским Котом из сказки Кэрролла «Алиса в стране чудес»:

- Скажите, пожалуйста, - спросила Алиса Кота, - Куда мне отсюда идти?
- А куда ты хочешь попасть? – ответил Кот.
- Мне всё равно.., - сказала Алиса.
- Тогда всё равно, куда и идти, - заметил Кот.
- Только бы попасть КУДА-НИБУДЬ, - пояснила Алиса.
- Куда-нибудь ты обязательно попадешь, - сказал Кот. – Нужно только достаточно долго идти.

Но, шутки шутками, а на вопрос, КУДА НАДО ИДТИ, я могу ответить более определенно, чем Чеширский Кот… Человек обычно имеет тенденцию убегать ОТ… Этим он демонстрирует свою вторичность и зависимость от мира и его обстоятельств. Человек всегда бежит от страдания. Он бежит туда, где его усилия встречают наименьшее сопротивление. Он течет, как вода, демонстрируя свою слабость, бесформенность и бессознательность. Таким образом человек переполагается на Судьбу, которая есть не что иное, как бессознательная, слепая, инстинктивная воля, часто оборачивающаяся к нему звериным ликом Рока.
В действительности, следовало бы идти не «ОТ», а к конкретному «К». Но, прежде чем идти куда-то – следует создать ЦЕЛЬ – тот новый мир, в котором человек предполагает начать новую жизнь.  Направление к этой цели и будет самым правильным.  Но сформировать новый мир в своем воображении под силу только тем, у кого есть это СОБСТВЕННОЕ ВООБРАЖЕНИЕ, кто не довольствуется картинками пляжей с пальмами и соблазнительными девицами, любезно предоставленными рекламой. Создавать свой мир, своего Бога, свои ценности, принципы и устои – это на сегодняшний день вопрос жизни и смерти. Вопрос выживания и самосохранения. Можно, конечно, питаться помоями с мировой свалки, превращающими человека в бесплодного мутанта, но лучше самому посадить и вырастить что-то безопасное.  Это должны сделать те, кто не хочет покрыться шерстью и отрастить хвост.
_____________________
1 – Цит. из кн. Э.Тоффлер. Футурошок
2 – Там же. – С.167
3 – Там же
4 – Цит. Из кн. М.И.Буянов. Беседы о детской психиатрии. М.,  
     1986. – С.37
5 – М.Фуко. История безумия в классическую эпоху. СПб., 1997. –
      С.161
6 – Там же
7 – Ж.Делёз и Ф.Гваттари. Шизофрения и капитализм. Анти-Эдип.
      М., 1990. – С. 9
8 – Там же.
9 – Там же. – С.121

Комментариев нет:

Отправить комментарий