понедельник, 24 ноября 2014 г.

ДЕМОН

-- Ведь есть же какие-то пределы?
 -- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                                Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность







Человек – это демоническое существо, стремящееся преодолеть свою демоническую природу и прорваться в высший мир. Человек – это род демона, пытающегося осознать самого себя.


Он еще не знает, что ждет его там. Он не имеет понятия о том, что такое бесконечность и вечный свет.  Он воспитан в борьбе и ненависти. Он борется даже с самим собой и самого себя ненавидит не меньше, чем других.

У него есть разум, стоящий над пропастью, который соединяет несоединимое: механическую животную плоть и то высшее, неизъяснимое, что невозможно ни понять, ни объяснить.

Он пытается соединить эти две части в себе, но они, скрежеща в нем, словно челюсти Сциллы и Харибды, готовы перемолоть хрупкий разум падшего существа.

Оно уродливо и горбато. Его глаза, словно раскаленные адские угли устремлены то вверх, то вниз. Само бытие раздирает его на части.
Он смотрит вниз и головокружительный мрак начинает втягивать его в себя, соблазняя бездонными расщелинами, сыростью и тусклыми огнями. В эти мрачные пропасти  можно падать бесчисленное количество раз, паря между скользких стен на огромных, как у летучей мыши, крыльях.

Его призывают страсть, битва и стоны жертв. А потом, когда он устало складывает свои окровавленные крылья, грязь, обволакивая его своей мягкой илистой рукой, зовет успокоиться  в своей черной теплой утробе.
А то, вдруг, обуревает его буйство и он испытывает желание скакать между густых ветвей древа мира, подобно разыгравшейся обезьяне, - скалиться, визжать и с саднящей радостью показывать всем свою красную задницу, украшенную бешено крутящимся хвостиком.

Радость Демона быстро переходит в отчаяние перед пониманием, что потолок его жизни страшно низок, что познание высшего ему недоступно, что навеки обречен он существовать среди таких же демонов, как и он сам, обуреваемых всеми страстями мира.

И тогда этот высший Демон начинает тосковать и вопрошать свое небо. А потом пытается штурмовать его, истязая себя адскими пытками: то моря себя голодом, то, исходя в молитвах.

Иногда он плачет и грозит небу кулаком, изрыгая страшную хулу. Нервы его скрючены, как проволока. В своей адской агонии он не понимает, что штурмовать небо бесполезно, что никакой райской двери не существует, что само демоническое обличье мешает Демону преобразиться во что-то иное.
Только Смирение – чуждое и ненавистное гордому Демону состояние, -   может служить пропуском в высшие миры. Но трудно постичь Демону перевернутость демонических миров, в которых  низший становится высшим, а первый – последним.

 Демон, обуреваемый гордыней, ненавидит смирение. Он предпочитает страдание и муку. Он любит мучить себя, распутывая многочисленные узлы противоречий, которыми полна его темная жизнь.  Он любит мучить других, обвиняя их в своих неудачах и разочарованиях.

У него есть великое «Я», с которым он ведет беседы и от которого не хочет отказаться. Как может пренебречь он тем, что осознало себя, как «грязь»? Если не будет «Я» - что же останется? Просто грязь?

Так терзает себя Демон сомнениями. Кризис – имя этому существу.  Из своего мучения сделал  он философию и упивается ею, глядя на других демонов, более счастливых, чем он - тех, что  с наслаждением валяются в грязи. Они счастливы тем, что не отделяют себя от грязи и не задаются тяжелым вопросом: «Почему грязь»?

Он смотрит на своё низкое и темное небо и пытается понять – что держит его в этой темнице – лень или пороки? А Душа – Звезда его, затерявшаяся в высших мирах, - так далека, так ненадежна.

Когда спускаются сумерки, Демон начинает тосковать о Звезде. Ему кажется, что он слышит ее тихую музыку. Но наутро скрежет, визг и лязг демонического мира вновь делает эту мечту невозможной.

И Демон смиряется.  Он мрачно перебирает свои темные камни, пытаясь сложить из них нечто, что привело бы его к разгадке его мрачного существования. Его уже не терзают жгучие противоречия. Он опустил руки, иссох и превратился в пепел. «Я не создан для Света, - бормочет он, - мои глаза слишком слабы…»

Он приходит к Покою и его уже не волнуют крики и взвизгивания самок там, внизу. Его уже ничто не волнует. И в тот момент, когда он перестаёт ждать, вдруг слышит он в себе Голос, который говорит ему: «Ты сделал невозможное, Демон. Ты вернулся в Землю Обетованную!»


Что было дальше? Это не знает ни один демон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий