понедельник, 6 апреля 2015 г.

ЛЮДИ БУДУЩЕГО

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                         Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


Елена Де-Бовэ
ЛЮДИ БУДУЩЕГО

Кадр из кинофильма "Леонардо да Винчи"

Когда-то я писала, основываясь на утверждении Аристотеля в его «Политии», что мир делится на законопослушных граждан, подчиняющихся Закону; на «хищников» (или преступников), которые, не сумев дорасти до понимания Закона, находятся под ним; а также на «святых», осознавших необходимость Закона, переросших его, и, являющих собой свой собственный Закон.

Подобную схему мироустройства трудно опровергнуть, но однажды  я наткнулась на  еще одно любопытное описание структуры мира, сделанное Леонардо да Винчи. Оно кажется мне более верным и приближенным к действительности.
Леонардо утверждает, что человек – это совершенное животное во всех его проявлениях. Но это «животное» обладает некоей возможностью, которая выделяет его из  всей массы животных и дает  тот самый «минимальный шанс», который позволяет ему  подняться на головокружительные высоты духа.

Это вовсе не ум, который есть у всякого животного, в том числе, и у человека. Человеческий ум преимущественно обслуживает инстинкты и, если  посмотреть на человечество в целом, то можно увидеть, что эта «среда»  наглядно демонстрирует свое животное происхождение. Человек постоянно, как животное, мечется между страданием и наслаждением, не отрываясь от чисто животной сферы жизни – то есть, от быта.

Но человек не во всём похож на животное. От животного его отличает одно единственное качество – это стремление к развитию через творчество. Это как раз то, о чем постоянно вопрошает Ницше: «Человек есть нечто, что дОлжно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?»1

90% населения, как правило, ничего не делает для того, чтобы «превзойти в себе человека» и зверя (то есть, выйти за рамки человеческого вида и увидеть «свет»).  80% законопослушных граждан являются «травоядным стадом», озабоченным только «пастбищем». 10% - это хищники, рыщущие в поисках добычи, и озабоченные своим непосредственным делом – «резкой»  добропорядочного обывательского «травоядного стада». Оставшиеся 10% - это те самые «творцы», которые стремятся «превзойти в себе человека».

Брейгель Старший. Разорение дома
Они не только строят и развивают «животно-человеческий» мир, не позволяя ему застаиваться и гнить, но и пересотворяют  собственную форму. Строительство мира – это всего лишь одна из фаз их развития. Наступает момент, когда они перерастают человека и уходят на другой уровень существования. Этот уровень принято называть «мифологическим» - это уровень «героев», где существование развивается по другим законам.

Состояние «надзаконности» - это свершившийся факт, когда человек полностью осознает самого себя и потому является сам для себя Законом. Это состояние  представляет собой  «минимальный шанс»  для тех, кто смогли почувствовать, что форма человеческой иерархии, строящейся в виде концентрических кругов около кормушки, для них неприемлема.  Земля для них «стала маленькой». А животное счастье обычного человека превратилось  в невыносимое чувство утраты «неба».

Брейгель Старший. Битва за кормушку
Но как вырваться из этого убогого мира необходимости, где насилие – обычное явление? Нужно задать себе вопрос о своем «счастье».  В чем оно заключается? Если в «кормушке», то лучше не заморачиваться дальнейшими вопросами и закончить вопрошание. Если же нет, то надо спросить себя о своем уме – «добивается ли он знания, как лев своей пищи?». Еще надо спросить себя: «что есть для меня мое добро и мое зло»? И посмотреть, не будет ли ответ таким: «Зло есть всё, что мне не нравится!»

Для того, чтобы удостоиться «минимального шанса» надо не только исполниться презрением к своему полуживотному существованию, но и пережить «час позора», что в православии принято называть «покаянием». Это и есть то самое «игольное ушко», через которое не пролезет в царствие божие человек, озабоченный «кормушкой».

«В чем самое высокое, что можете вы пережить? – вопрошает Заратустра людей и отвечает. – Это – час великого презрения. Час, когда ваше счастье становится для вас отвратительным, так же, как и ваш разум и ваша добродетель»1. Да, человек, для того, чтобы войти в царствие божие должен перерасти в себе не только животного, но и человека.

Иероним Босх. Созерцание мыши
Не всякий переживает это. Не всякий задается подобными вопросами. Но лишь те, кто изживают свою животную карму. Все остальные еще не упрыгались на этой земле и в этом мире. Они еще хотят урвать свой жирный кусок и повеселиться. Они еще надеются на то, что злые хищники поумнеют и поделятся с ними своей добычей. 

Но спросите у хищников – хотят ли они этого? Зачем им утрачивать свое естество, которое приносит им удовольствие и доход? Главное для хищника – охота. Нельзя требовать от него невозможного, - чтобы он не играл и не охотился, – это противоестественно. Каждый скажет, что хищник, который не режет стадо – это уже не хищник, а недоразумение.  Надеяться на то, что что-то изменится – просто глупо, потому что животное начало человека всегда возьмет свое.

Леонардо Да Винчи
Так что, картина, написанная гениальным пером великого Леонардо и дополненная блестящими прозрениями Ницше3 – верна. «Человек, - пишет Леонардо, - по крайней мере, потенциально – это божественный творец, хотя и относящийся к звериному миру. В действительности, человек не отличается от животных, за исключением несущественных различий: и именно в этом он показывает себя, как божественная вещь; ибо там, где природа останавливается в созидании своих творений, там человек, основываясь на естественных вещах, и с помощью природы, начинает создавать бесконечное количество творений. И творцами не обязательно являются те, кто ведет себя правильно, как это делают животные, ибо не в характере этих людей подражать животным».2

Человек-творец УЖЕ не хищник и УЖЕ не член «стада», живущего «правильной» жизнью. Но если в человеческой «среде» «хищник» это «уголовник», переступающий через Закон, то «творец» - это тоже нарушитель Закона и тоже «разрушитель». Но он разрушает старое только для того, чтобы построить новое и более совершенное. Это грузинский Давид-строитель, это римский император Адриан, это Петр первый и, наконец, это Христос – высшее проявление творца и достижение человечества. 

Леонардо да Винчи. Иисус Христос
Он сказал людям: «Я не мир вам принес, но меч. Я разрушу сей старый и закостеневший храм и в три дня создам живой и новый». Его страшные  и непонятные для обывателей и «хищников» слова о том, чтобы люди «забыли отца и мать свою», чтобы «мёртвые погребали своих мертвецов»,  что «кто не со мной – тот против меня», что «я пришел вас разделить» - всё это метафоры, которые означают только одно:

«Я – человек будущего. Когда оно придет – я не знаю, но я уже здесь. Я собой свидетельствую о том, что таким, как я может быть любой человек и таким он обязательно будет в будущем, если захочет себя спасти!

Я интуитивно ощущаю царствие небесное и знаю, КАК его достичь. Я открою вам пути в это будущее. Я покажу вам нового человека и новые законы, которые помогут вырасти новому человеку. Но для того, чтобы вы увидели этого нового человека – вы должны стать им! А, чтобы им стать – надо устремиться в будущее, отрешившись от старых и отживших догм, которые сковывают ваше свободное движение, словно панцирь. Вы не должны цепляться за обветшалое и отжившее.  И потому я  вынужден разрушить старое, потому что глупо строить новое на гнилом основании, глупо вливать новое в старые мехи!»

Христос был не только великим творцом – он был человеком будущего. Он свидетельствовал о себе самим собой, своим светом. Разве мог бы какой-либо человек старой формации свидетельствовать о доселе еще не виданном? Никогда. Христос, как и все люди-творцы говорил о том, чего еще нет и поэтому люди не понимали его. Он говорил метафорами, озвучивая голос своей интуиции, а она говорит именно так.

Точно так же говорила интуиция Ницше, Сент-Экзюпери, Гаутамы Будды, Кастанеды, Лао-цзы, Терезы Авильской и многих других, ушедших в своем развитии столь далеко от всего человечества. Они говорили с людьми из другого мира с помощью архетипов и символов, потому что иначе они ничего не могли бы объяснить. Но как раз эти архетипы и символы, составляющие предмет медитаций, и являются тем путем, которым человек может прийти к истине этих великих людей. Их истина сложна – это не расхожий штамп, свалянный из  грязи обыденной жизни, - а путь, которым можно прийти к истине.

Проблемой понимания этого «языка» занимался великий человек - психолог, психиатр и философ К.Г.Юнг, вылечивший многих людей, и посвятивший свою жизнь постижению пути в «царствие божие». Я, благодаря ему, научилась различать «голоса» разума и интуиции. Я поняла, что рамки ума очень узки, а интуиция открывает головокружительные перспективы. Ум подавляет, а интуиция подталкивает залежавшийся ум и вдохновляет его. Интуиция – это «молния», которая разом в единой вспышке озаряет собой всё. Это единственный подлинный инструмент творческого человека, которого нет больше ни у кого на земле.

Вязкая и инертная животная среда сопротивляется новому. Она всегда предъявляет человеку-творцу невыполнимые требования.  Столкновение Христа с религиозной и политической властью Иерусалима хорошо выявляет взаимоотношения творца с неподатливой средой.  «Всегда, - говорил Христос, - пророков побивали каменьями». И потому Иисус, ввязываясь в эту безнадежную борьбу в таком отягощенном материальностью государстве, где каждый шаг человека расписан по минутам, знал, что проиграет. Но он пошел на это, «бросая золотые слова впереди своих дел и, исполняя всегда еще больше, чем обещал».4

«Я люблю того, - писал Ницше, - кто оправдывает людей будущего и искупляет людей прошлого».5 Он стоит между животным царством и будущим, приоткрывая тот узкий просвет, через который можно увидеть истинный свет.

Сегодня многие думают (как думали и апостолы), что царствие божие по ту сторону бытия. Но это не так. Царствие божие можно увидеть на примере людей-творцов – людей будущего, которые несут в самих себе свет этого волшебного царства. Ту самую энергию высокого напряжения, отсутствием которой страдает сегодня весь мир.

Брейгель Старший. Свет мира

_________________________
1 – Ф.Ницше. Так говорил Заратустра. СПб, 1996
2 – Цит.по ст. Э.Нойманн. Леонардо да Винчи и архетип матери. К.Г.Юнг, Э.Нойманн. Психоанализ и искусство. Изд.: Рефл-Бук, Ваклер, 1998
3 - Поскольку «Заратустра» Ницше не только не противоречит «Новому Завету», но и дополняет его, я называю это произведение «Библией нашего времени». Но надо очень хорошо чувствовать Ницше, чтобы не заблудиться в нем, поскольку он демонстрирует  целостного человека, включающего в себя не только истину Христа, но  и теневую «дионисийскую» истину Антихриста.
4 – Ф.Ницше. Так говорил Заратустра. СПб.,1996
5 – Там же



Комментариев нет:

Отправить комментарий