воскресенье, 12 апреля 2015 г.

МАРГИНАЛЫ

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                              Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность



ЕЛЕНА ДЕ-БОВЭ
МАРГИНАЛЫ

Что наша жизнь? Игра!
Маргиналы – это беда современного мира. Маргиналы – это люди без корней. Они ни с чем не связаны. У них нет точек отсчета. Их мир бессмыслен и наполнен насилием. Они пусты и монотонны. У них нет ничего святого. Их можно наполнить чем угодно - даже дерьмом. Они всеядны бессердечны. Они ничего не понимают. Их действия – это первичные реакции. Их преобладающие настроения – дурашливость, насмешка и агрессия. Они ничего не принимают всерьез. Даже саму жизнь.

В сегодняшнем обществе широко развивается новое противостояние, своего рода, гражданская война, которая ведется по широкому фронту. Как говорит А.Фурсов – настоящая война идет между социально организованным населением и асоциалами.

 На Западе асоциалам затрудняет разрушительную деятельность сам буржуазный строй и быт, который оказывается валом на пути варваров. В России же защиты от асоциалов нет, потому что  нет ни капиталистического устоявшегося быта с его традициями, ни разделения власти на ветви – есть лишь посильная имитация правового государства, да распыленные массы обездоленного  населения. Поскольку ограничителя во власти для широкой русской души не существует -  постольку почти всякая деятельность в России упирается в теневую реальность.

Дешевого жилья в России уже давно не строят, зато криминальных «крыш» больше, чем достаточно.  Похоже, что вся деловая энергия уходит у нас именно в строительство  этих одиозных «крыш». В связи с этим стоит вспомнить мысль А.Мэнка о том, что в России мафия, возможно, превратилась в становой хребет власти. Кое-кто даже смеет утверждать, что российская мафия стремится подменить собой государство.

Что ж, это естественно для страны, в которой происходит маргинализация почти всех слоев населения. Движение асоциализации идет у нас сверху и уже достигло низа. «Асоциал это тот, - говорит А.Фурсов в работе «Колокола истории», - кто творит насилие, нарушает законы, играет в свою игру по одному ему понятным и им же устанавливаемым  и нарушаемым правилам».1

Маргинализация России происходит оттого, что разрушается центральная власть, так необходимая всякому русскому человеку. Если власти нет или она недостаточна – тут же в этом пустующем месте заводятся черви своеволия.  Когда слабеет власть,  антигосударственные  либеральные силы мгновенно поднимают голову и начинают кричать о необходимости разгосударствления.

Прежде я уже говорила о том, что государство разрушается не от того, что нарастает деградация, но, наоборот -  в момент ослабления власти начинает нарастать деградация, декаданс и хаос. Внешне это выглядит как криминализация всех сфер жизни. Но, отвлечемся от «реалий» и бросим взгляд на недавнее прошлое…

А.Фурсов утверждает, что капитализм для русского человека и России всегда был органически неприемлем. Дореволюционную Россию назвать «капиталистической» можно только с очень большой натяжкой. Скорее, это было самодержавное государство с капиталистическими элементами. Когда возникла ситуация «икс» и власть просто лежала на «столе» - возникла патовая ситуация о которой писал Милюков в своих мемуарах.

Он говорил о том, что народники побоялись в тех условиях взять на себя ответственность за страну, потому что полагали, что массы не готовы к социализму. Представители от буржуазии пытались взять власть в свои руки - у них были для этого силы и возможности, - но  почувствовали упорное  и угрожающее сопротивление масс, не желавших утверждения капитализма.

 Решимость проявили только большевики, хотя сам Ленин, находившийся за границей, услышав о том, что происходит в России, крайне удивился. Он был уверен, что революционные события могут произойти только лет через 50.  Тем не менее, большевики взяли власть в свои руки и справились с хаосом, построив  функциональный государственный капитализм.

 Новое социалистическое государство, в отличие от царской России, было поистине капиталистическим, представляя собой  русскую ассимиляцию и к тому же некий крайний вариант для выхода мирового капитализма из его кризисного состояния. Многие мировые лидеры, уверенные в том, что капитализм обречен на медленное умирание, присматривались к России и ее опыту, полагая, что, возможно, социализм есть единственный позитивный выход из сложившейся  ситуации.

Российский государственный капитализм, похоже, явился единственной приемлемой для России формой капитализма, которому удалось прижиться на русской земле. Эта форма была для России органичной. Социализм – это не исторический «выверт» - это данность, которая нашла себе достойное воплощение.

Свергнув работоспособную РУССКУЮ ГОСУДАРСТВЕННУЮ КАПИТАЛИСТИЧЕСКУЮ СИСТЕМУ, реформаторы-демократы добились странных результатов. В их амбициозные планы входило желание войти в мировой клуб западной элиты. Но реалии были таковы, что вливаться пришлось в русло умирающего мирового капитализма, который сам судорожно искал выхода из сложившейся ситуации. Россия прямиком влетела в «осень» мирового капитализма, поджидающего собственную гибель.

«Если коммунизм – это функциональный негатив капитализма, то нынешняя русская революция – антикапиталистическая, - утверждает А.Фурсов. – И другой быть не может. Не только потому, что Россия – глубоко некапиталистическая, имманентно-антикапиталистическая страна.., но и потому, что коммунизм был реализацией негативной функции капитала, и отрицание этой функции есть тоже антикапитализм, только специфический».2

Что же получилось? Если лозунгом первой революции был призыв «экспроприировать экспроприаторов», то новым лозунгом должен быть призыв к «дефункционализации функционалов». Именно это и произошло. Капитализма не построили, а центральную власть почти потеряли. Зато пришли к распылению власти по всей территории России – то есть, к криминализации. Фурсов называет этот мир «капитализма», построенный в отдельно взятых хозяйствах, -ПУАНТИЛИСТСКИМ или точечным (американцы называют его «крапчатым»).

Пуантилистский мир – это «серый» мир, мир тени. Это лицо быстро маргинализирующегося мира. Определенная форма, свойственная советскому государству, была утрачена и на ее месте возникло нечто, за что было уплачено страшной ценой. Сначала это была сдача Восточной  Европы,  затем части территории бывшей Российской, а потом и Советской империи.

Мафизация государства – это и есть его асоциализация и мы, как когда-то в области балета и ракет, снова пошли в своем рвении впереди планеты всей, демонстрируя миру феноменальную криминализацию всех сторон жизни, начиная с образования, и, заканчивая похоронным бизнесом.

 «Причем, - говорит А.Фурсов, - если в зоне разложения функционального капитализма асоциализация развивается в большей степени снизу, то у нас она идет и снизу и сверху, демонстрируя разнообразие комбинаций и позиций, стхал и парачхед в отношениях с обществом. Асоциал занял важнейшие места во власти и в бизнесе… В значительной мере можно говорить и об асоциализации власти. Асоциал прорвался даже в Думу и, сделав ее своим театром, кривляется и паясничает там, позоря страну на весь мир».3

По иронии судьбы, асоциальными победителями оказались именно те, кто выступали под лозунгами за «демократию» и «правовое государство». Получается прямо-таки сталинская диалектика: пойдешь налево – придешь направо; пойдешь направо – придешь налево.

  Антикоммунистическая революция у нас только и могла принять асоциальный вид. Если в России нет «ограничителя» - Россия пойдет вразнос. Это можно видеть и на примере современной Украины. Тем не менее, либеральное правительство полагает, что и дальше следует идти по линии разгосударствления, уничтожая все оставшиеся государственные институты. Об этом говорят Греф, Чубайс и, как ни странно – нынешний президент.

Это значит, что не будет ни пенсий, ни бесплатного образования. Не будет ни социума, ни социального общества. Что будет? Будут кочующие по выжженной земле безбытные маргиналы, добывающие себе «питание» и «удовольствие» разбоем. Еще будут, рыщущие в поисках поживы, частные армии. И я не удивлюсь, если поставщики человеческого «мяса» и производители вооружений намеренно будут разжигать локальные конфликты для того, чтобы возникла необходимость в их услугах.

Новые хозяева не будут ждать милостей от природы – они сами буду формировать подходящие для своей деятельности военные условия. Как говорил советник президента Никсона Колсон – «Если вы их возьмёте за яйца – остальные части тела придут сами». Всё это и есть распылённая власть, мгновенно приобретшая криминальную сущность, которая распростерла свои огромные, как у летучей мыши крылья, над распыленной же маргинализированной массой обезумевших от собственного ничтожества людей.

Приватизация власти всегда сопровождается сегментацией. Раньше был КГБ – теперь уже несколько спецслужб. И стреляют они не только в преступников, но и  друг друга.  Это и есть приватизация насилия, его «разгосударствления», когда отдельные политики формируют личные армии и развязывают личные войны, когда образуются сети частных легальных и криминальных силовых структур, обслуживаемых профессиональными военными.

Все это происходит на фоне уничтожения социума, свертывания среднего класса, роста новых элит и формирования нового низшего класса. Этот процесс запущен во всем мире, но нигде он не происходит с таким размахом, как у нас. Современная политика – это аналог «тэтчеризма» и «рейганомики». В этом смысле наши политики – «верные тэтчеристы-рейганомисты». Есть чем гордится.  Но свете выше сказанного становится совершенно ясно, что ждать «света» в конце тоннеля бесполезно, потому что, как оказалось,  это не тоннель, а канализационная труба.


______________________________________
1 – Ф.Фурсов. Колокола истории. Интернет издание: Политическая наука. ИНИОН РАН, 1979,№2
2 – Там же
3 – Там же

Комментариев нет:

Отправить комментарий