среда, 22 апреля 2015 г.

ПРЕКАРИАТ – НОВЫЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ КЛАСС

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                    Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


ПРЕКАРИАТ – НОВЫЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ КЛАСС

Главное, о чем сегодня надо говорить, в рамках той ситуации, в которой оказалось большинство наших граждан – это о «неопределенности». Неопределенность все сделала зыбким, опасным и непонятным. Неопределенность – это болото, в которое завел людей нео-либерализм. «Неопределенность»  делает жизнь людей непредсказуемой, неустойчивой и опасной. Само собой разумеется, что, если высшая власть поставила людей перед фактом «неопределенности», то люди ответили на этот «вызов» формированием нового «класса», который  социологи назвали «прекариатом».



О прекариате в России стараются не говорить, а, если и говорят, то шепотом.  Прекариат – это новый, формирующийся класс. Он еще толком не осознал себя и не выработал своих требований. Тем не менее, он существует и было бы глупо игнорировать этот факт.

Только в апреле 2013г. Вице премьер О.Голодец вынуждена была заявить на Международной конференции «Модернизация экономики и общества», что в России 38 млн. трудоспособных россиян заняты непонятно где и как.

Прекариат – это те, кто стиснут со всех сторон обстоятельствами непреодолимой силы: непомерными налогами, безработицей, притеснениями на работе, нехваткой времени, переработками, нищетой, неустроенностью, бездомностью и несправедливостью.

В этот «класс» входят все группы людей, начиная с самых низов и, заканчивая, средними и высшими группами. Главное, чем определяется данный «класс» (или «страта») - это временностью и неустойчивостью. Прекариат – это люди, которые в любой момент могут потерять работу и у которых нет никаких гарантий на будущую обеспеченную жизнь.

На Западе проблема прекариата стоит остро и государства так или иначе, но заботятся о людях, которые потеряли работу. Во всяком случае, им не дают умирать от голода. К сожалению, в России иная ситуация. Поскольку эта проблема не особенно разрабатывается, а, попросту, стыдливо замалчивается, постольку и мер по базовому обеспечению прекариата не предусмотрено. Ту подачку, которую бросают большинству безработных в службах занятости (850 рублей) – субсидией назвать весьма трудно (речь, естественно, идет не о Москве, где люди лучше защищены, а о городах средней России, где исчезла промышленность).

На Западе прекариатом называют людей, которым «нечего терять». У них все отняли и потому они независимы от демократических институтов. Именно эти люди способны на самый дикий и зверский бунт. Многие политики и политологи полагают, что именно из таких людей состоит американское движение «Оккупируй Уолл-стрит!», ставшее транснациональным. В Европе прокариат развил движение, называемое “May day”, которое провоцирует беспорядки на улицах стран Европы. В Японии появились стратификационные группы, называемые “freeters” и “NEETS”. В них входят молодые люди, которые не могут найти постоянную работу и, перебивающиеся случайными заработками.

Что означает слово «прекариат»? «Прекариат, – поясняет источник, - понятие, этимологически связанное с двумя английскими корнями – “precarious” (нестабильный) и “proletariat” (пролетариат). Однако оно трактуется гораздо шире, чем «нестабильный пролетариат». В прекариат входят группы индивидуумов, которые, независимо от размера их дохода, образования, самоидентификации, не имеют стабильной формальной занятости, то есть, это группа занята неформально, не имеет стабильного положения на рынке труда, не имеет гарантий занятости…

Причем, разброс в размере доходов внутри этой группы измеряется в разах, от дохода фрилайнера до дохода поденного неквалифицированного рабочего… Данная группа не может быть встроена ни в одну из имеющихся социо-культурных систем. Она стоит особняком, но имеет двухсторонние связи с любой стратификационной системой. Внутри неоднородность этой группы дает повод для… критики, однако отрицать наличие проблемы не стоит».1

Люди, относящиеся к прекариату – не нищие. Они могут быть весьма обеспеченными людьми, принадлежащими к высшему и среднему классу. Но с прекариатом их роднит временность их положения, то есть, неуверенность в завтрашнем дне, в том, что они сохранят свою работу в будущем. Если человека с высоким доходом переводят на контракт «0 часов», то это означает, что он находится с этого мгновения в состоянии неопределенности. Сегодня всех людей мира  объединяет и «роднит» состояние общей неопределенности и маргинальности, от которой они не защищены. Но самые беззащитные группы:
* Молодежь
* Женщины
* Пожилые люди
* Мигранты

Если же рассмотреть состав общества в целом, то можно отметить, что хорошо защищенными могут считать себя только три высших страты. Все остальные подвергаются воздействию в полном объеме:

1. Элита (малая часть общества, абсурдно богатых людей, имеющих  влияние на правительство);
2. Салариат (обслуга элиты, имеющая стабильную занятос. Салариат пополняет элиту. Это работники крупных корпораций, государственных правительственных учереждений и государственных служб);
3. Профессионалы (работают на основе контракта, возможно, с несколькими корпорациями, имеют стабильное положение);
4. Сердцевина  (старый рабочий класс, уменьшающийся в размерах);
5. Прекариат    (социально неустроенные люди, не имеющие гарантированной занятости).

В России положение с прекариатом особенно тяжелое, потому что, если в Германии без договора или по договору на временной основе работает каждый третий, то в России, думается, это явление стало обычным делом. Если 80% экономики находится в «тени», то, естественно, ни о каких договорах не может быть и речи.

В основе преакаризации лежат трудовые отношения, которые могут быть расторгнуты работодателем в любое время. Сам термин означает деррегуляцию трудовых отношений, неполноценную, ущемленную правовую и социальную гарантию занятости. Таким образом, прекариат это те, кто трудятся в условиях прекариальной или неустойчивой занятости. Это подрядная работа, трудовой контракт на ограниченный срок, занятость на неполное рабочее время при малых или отсутствующих социальных гарантиях, мнимо самостоятельный труд, работа по вызову, а также заемный труд (аутстаффинг, аутсорсинг, лизинг персонала). Оформление таких неполноценных отношений между работником и работодателем называют «прекаритетом».

Люди потеряли всё. Прежде их защищали профсоюзы – теперь этого нет. Незащищенность работников ликвидировала профсоюзную активность, практически, сразу. Да и каким образом профсоюз может защитить работника, если у него заключен односторонний временный договор с работодателем, а то и вовсе нет никакого договора. Перед лицом непостоянной (временной) работы все люди делаются абсолютно бесправными. Им замораживают зарплату – они молчат, потому что боятся потерять работу. Их заставляют работать сутками за двоих или троих работников – они молчат и работают.  Их заставляют оставаться на рабочем месте сверхурочно, не оплачивая дополнительную работу – они работают.  Кроме того, их заставляют постоянно учиться и переучиваться и потому работник ничего толком не знает, оставаясь дилетантом.

У современного трудоспособного населения ни на что нет времени. Многие вынуждены работать на опостылевшей работе – в сфере обслуживания. Они больше не получают дешевых кредитов. Наконец, они безработны, им становятся недоступны многие общественные учреждения – рестораны, театры. В конце концов, даже транспорт.

На Западе прекариат как-то проявляется на поверхности бытия в виде массовых выступлений, пикетов, маршей. При этом прекариат может надеть любую маску – в том числе маски анархистов или нео-фашистов. Это громадная, молчаливая и озлобленная сила, лишенная всех гарантий на базовое обеспечение, жаждущая только одного – порядка и нормальной жизни. Они жаждут порядка любой ценой, даже кровавой. Даже ценой страшного социального взрыва.  Фашизм – это порядок – так считают многие и потому эта сила, если только она вырвется на свободу – наделает много бед.

Всё это люди, которым нечего терять. Они даже семью создать не могут, потому что неопределенность будущего запрещает им это делать.  У них под ногами дымится земля и некуда отступать. Все они – инвалиды страшного психического заболевания, которое официально называют «Шоком будущего». Их протест еще не сформировался и не озвучен. Но этот протест включает  не столько требование работы, денег и справедливого распределения ресурсов (всё это – в прошлом), сколько  требование прекратить эту кошмарную жизнь. Их основное требование касается создания нормальных психологических условий для жизни.  Речь идет о том, чтобы людей признали людьми и дали им возможность жить по-человечески в своем доме, со своими детьми. Это требование самых элементарных человеческих условий и жизни, свободной от ярости и агрессии.

Существование, на которое современные работодатели обрекли людей – это жизнь на пороховой бочке, которая не может быть признана нормальной. Люди целыми днями ищут временную работу, потому что почти вся работа теперь временная. И эта временность – самая страшная пытка, которой можно подвергнуть человека. Сегодня все стало временным: временное жильё, временные семьи, временная работа, одноразовая посуда, временные знакомые. Ничего нет привычного. Не за что зацепиться.  Человек не выдерживает такого количества временных явлений и в нем копится злость.  Он хочет вернуться домой.  Он хочет жить по-человечески и иногда смотреть на небо и звезды.

Конечно, требования этого «класса» не будут удовлетворены и старая промышленность не восстановится. Наоборот, роботизация будет продолжаться и скоро даже сфера обслуживание не потребует присутствия людей. Вот тогда эта сила оформится окончательно.  Что тогда произойдет? Что-то вроде страшных средневековых крестьянских революций, которые когда-то перевернули феодализм? Или нечто еще более  кровавое? Может быть, это будет социальная революция под знаменами «братства», «труда» и «морали»? А, может быть под фашистскими свастиками?

Однажды я прочла роман Фейхтвангера «Иеффай и его дочь». Главе еврейского племени «бог» велел принести в жертву свою дочь за то, что он дал ему победу в сражении. И Иеффай сделал это – он сжег свою любимую дочь на погребальном костре. После этого его жизнь потеряла смысл: он потерял дочь, жена с горя ушла в степь, сам Иеффай остался одиноким и власть не принесла ему радости. Он задумался над тем, какому «богу» он поклонялся и был ли этот бог богом? Не был ли его «жест» жестом своеволия?

 Вдруг он вспомнил, что однажды дочь сказала ему, что, когда она видит «бога», то у этого «бога» лицо  Иеффая. Тогда его пронзило понимание того, что его бог – это только его собственный эгоизм, что нет никакого бога, который бы приказывал приносить страшные жертвы, что дочь видела грозного бога с его лицом только потому что он и был сам этим богом, который убил свою дочь.

Мне кажется, что олигархи сейчас делают то же самое – они приносят в жертву своему богу всё человечество. Они в нем больше не нуждаются. Они не нуждаются ни в какой среде. Им нужен только их «бог» и служение ему занимает всю их жизнь. Но есть ли он - этот их бог?

Олигархи не существуют на земле сами по себе. И не легкой стопой они ходят по ней. Они попирают землю и своим присутствием стесняют массу населения.  Они – глобалисты, а это значит, что и отрицание их будет глобальным. Олигархи пробуждают такую громадную волну, которая может накрыть их, словно цунами. Во всяком случае, они формируют себе достойного соперника.  «Тебе отмщение и аз воздам!»

Олигархи, представляющие собой холодную, бессмысленную, преступную силу, получат в ответ себе отрицательное отношение, и может случиться так, что забытый в сытой жизни лозунг «пролетарии всех стран соединяйтесь!» станет актуальным именно тогда, когда придет глобализм с его абсурдом и жестокостью. Только это уже будет не пролетариат, а прокариат – народ, который потерял абсолютно всё – даже свои цепи… _______________________________
1 – http:// moyuniver.net/novye-socialnye-qruppy-v-sovremennyx-stratifikacionnyx-sistemax-globalnogo-obshhestva/



Комментариев нет:

Отправить комментарий