пятница, 24 апреля 2015 г.

МАЛЕНЬКОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЧАСТЬЕ - ЗНАК БЕДЫ

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.

                                        Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность

ЕЛЕНА ДЕ-БОВЭ

МАЛЕНЬКОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ СЧАСТЬЕ – ЗНАК БЕДЫ…



В чем заключается воля к жизни любого народа? В стремлении к маленькому «человеческому счастью» или в расширении себя до уровня собственного государства? В чем заключается разница между героем и обывателем? В том, что один «дурак», а второй «умный»? Или в чем-то другом? Ответы на эти вопросы являются тестами на понимание смысла жизни  человеческого существа, а также выявляют его тенденцию к жизни или смерти.

Воля к жизни любого народа заключается в том, что он может и хочет самостоятельно  слагать свою судьбу, не ожидая приказа или подсказки сверху. Жизнеспособный народ не ждет, когда его кто-то толкнет или пнёт. У жизнеспособного народа каждая единица – сознательная. А сознательность этой единицы выражается в беспокойстве не только  за свое будущее и будущее своих детей, но и в озабоченности судьбой народа своего государства, поскольку народ является той средой, в которой эта единица существует.

Равнодушный человек – это слабый человек. Его сил хватает только на то, чтобы вести самую примитивную обиходную жизнь - сытно есть и пить, а его планы на будущее ограничивается пожеланиями умереть спокойно, не обгадившись в постели. Сегодня многие озабочены только своим «маленьким человеческим счастьем» - собственным благополучием. Мало кого интересует общая среда обитания. Многие уверены, что всё, что находится вне их – это враждебный мир. Подобная направленность внутрь себя, эгоистическая по своей сути, является симптомом угасания народа, если эта тенденция становится преобладающей.

Сегодня многие осуждают стихи Маяковского, который высмеивал мещанское счастье, а ведь он оказался прав.  Ученые доказали, что эгоизм, обывание, которое сегодня преподносится как небывалое достижение общества, в действительности, является признаком угасания. Это касается как каждого отдельного человека, так и всего народа, одержимого этим недугом.

 Мир, расслаивающийся на отдельные, изолированные друг от друга единицы – это мир разлагающийся. В этом мире в человеке нет воли к жизни. Он захвачен идеей гниения и при этом так вовлечен в орбиту этого процесса, что даже умудряется украшать жизнь погребальными символами, находя их «красивыми».


На большинстве современных полотен можно видеть синие лица с остановившимися глазами, потусторонность и усталость. Человек не понимает, что он делает. В действительности, это происходит потому, что он просто обречен на гибель как существо, которое не представляет никакой ценности для жизни и потому природа отвергает его.

Ученые выяснили, что обывание как массовое явление, является признаком умирания народа. Данный факт был подтвержден экспериментом, который был закончен еще в 1972 году в Национальном Институте Психического Здоровья (NIMH) США этологом Джоном Кэлхуном, но оценку свою  этот эксперимент получил только в наши дни. В чем заключается его суть?

Поскольку население земли стало резко возрастать, Кэлхун занялся проблемой поведения людей в условиях скученности. Он взял лабораторных мышей и поместил их в замкнутое пространство. Для чистоты результатов этого эксперимента нужно было исключить борьбу… за средства выживания. И именно поэтому Кэлхун поместил подопытных мышей в условия «рая» - в условия, когда у мышей всего было достаточно, кроме пространства (бак, площадью 2х2 м2).  

«Поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20оС), присутствовали в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров».

Поскольку население земли растет не внезапно, постольку в бак для начала поместили всего 4 пары мышей для дальнейшего естественного размножения. Скученность должна была начаться, когда популяция мышей превысила бы 4 тысячи особей (а кормушки обеспечивали кормом одновременно 9,5 тысячам мышей).  Между четырьмя и десятью тысячами Кэлхун и ожидал получения результатов. В опыте мышам была предоставлена свобода жить так, как им хочется. У них не было никаких забот ни о пропитании, ни о безопасности.

Но эксперимент с треском провалился, потому что все мыши вымерли, не достигнув скученности (на момент гибели их было 2200). Они не сдохли от болезней, а именно вымерли. Не дали результатов и отселения мышей на большие пространства – они сдохли от старости, не пожелав размножаться. Тогда Кэлхун подумал, что, возможно, то же самое происходит и с людьми, которые живут в условиях «рая», когда удовлетворяются все потребности.

Что же произошло с мышами? «Самки, готовящиеся к рождению, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов, они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство.  Однако агрессия парадоксальным образом не была направлена только на окружающих. Не меньшая агрессивность проявлялась по отношению к своим детям. Часто самки убивали своих детенышей и перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельницами и отказывались от размножения. В результате, рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней».

Вскоре началась последняя фаза существования мышиного рая – фаза D или фаза смерти, как ее назвал Джон Кэлхун. Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, которых назвали «красивыми». Это были самцы, которые демонстрировали странное поведение. Они отказывались драться и бороться за самок и территорию, не желали спариваться и были склонны к пассивному образу жизни.

«Красивые» только ели, пили и чистили свои шкурки. Они старались избегать конфликтов и выполнения любых социальных функций. На их теле не было следов битв и выдранной шерсти. Они отличались нарциссическим поведением и самолюбованием. Исследователя поразило их нежеление спариваться и размножаться. Так же отказывались размножаться самки-одиночки. Они убегали наверх и постепенно количество их стало превышать количество нормальных мышей.

Постепенно смертность молодняка достигла 100%. Количество беременностей было незначительным и сошло на нет.  Вымирающие мыши практиковали гомосексуализм, необъяснимо агрессивное поведение. Появился каннибализм (при изобилии пищи). Самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их. Мыши стремительно вымирали. На 1780 день после начала эксперимента умер последний обитатель «мышиного рая».

Всё это очень похоже на нашу нынешнюю жизнь. Все достаточно сыты и, тем не менее, то и дело поступают сведения о необъяснимом каннибализме людей и их агрессивности. Все мужчины и женщины достаточно здоровы, а гомосексуализм все больше набирает силу. К примеру, в США «по данным службы Gallup, в возрастной группе старше 65 лет о гомосексуальной ориентации заявляют 1,9% американцев, в группе от 30 до 49 лет – 3,2%, а среди молодежи от 18 до 29 – уже 6,4%».


«В 2012 году военнослужащим силовых структур США официально разрешили секс с животными, приняв соответствующие поправки в Единый кодекс военной юстиции, 125 статья которого запрещала содомию и включала пункт о скотоложестве. Пентагон анонсировал намерение устроить праздничный гей парад в честь годовщины закона о полной отмене, введенных еще “отцами основателями” США ограничений для службы гомосексуалистов в армии. А президент Обама не только высказался за легализацию “однополых браков”, но и специальной директивой объявил “борьбу за права сексменьшинств” за рубежом “приоритетом внешней политики США”».1

Да что гомосексуализм – у нас полно мужчин, которые озабочены только собой и не собираются создавать семью. Приоритетами являются карьера, машина, квартира, деньги, компьютерные игры – то есть, собственная «шкурка». Что касается женщин, то и тут налицо вырождение. Всё больше стало появляться агрессивных и драчливых «самок», не желающих иметь детей. Но, если они их и имеют, то относятся к ним, как к обузе.



Все эти люди, - мужчины и женщины, - хотят «маленького  человеческого счастья» только для себя и за счет других. Они все больше уходят в свои внутренние «пещеры», изолируются друг от друга и занимаются самоуничтожением. Что же такое наркомания и алкоголизм, если не самоуничтожение? Этот путь ведет только к вымиранию. Эгоизм – это билет в одном направлении.

Спросите молодых людей сегодня – чего они хотят от жизни? И почти каждый ответит, что он хочет счастья  для себя и, чаще всего, за счет другого (речь идет не только о любви, но и о присвоении богатств, путем всякого рода мошенничеств и коррупции). Все хотят, чтобы их любили и «всё им давали, что они захотят». Все желают, чтобы их любили не за их духовные достижения, а за то, что «они есть». Богатые люди полагают, что их богатство – это достаточный повод для того, чтобы все их любили до безумия.

Посмотрите программу «Давай поженимся» - это паноптикум причудливо вымирающего населения России. Каждый со своими закорючками, все безумно одиноки и несчастны и, тем не менее, не желают никого любить, кроме себя и только себе желают «маленького человеческого счастья». Это народ – загнанный в глубокую пещеру самоизоляции, который скоро  разучится цивилизованно общаться. Ему недоступны сложные и красивые отношения.

АМЕРИКАНСКАЯ СЕМЬЯ
Человек, заботящийся только о самом себе – постепенно уменьшается в размерах, подобно «черному карлику» - черной дыре, которая обрушивается в самое себя. Точно также обрушивается в себя эгоистичный человек. Он умирает даже и не от старости, а от скуки, потому что жить в виде одной точки невыразимо тошно.

Противоположность эгоисту являет герой, душа которого настолько широка, что она покрывает собой, словно плащом,  все государство. Герой отличается от обывателя тем, что он отдает от своей силы, и, отдавая, расширяется. Его бескорыстная забота простирается не только на одного своего ребенка, но и на всех других детей, которых он хочет защитить.

Герой всегда бескорыстен, а обыватель всегда корыстолюбив. Герой расширяется и усиливается от расширения, а обыватель сжимается и слабеет от этого сжатия. Вся его сила направляется на формирование сверхтяжелого ядра. Герой же всегда легок. Он идет легкой стопой и память о нем светла. Об обывателях никто не знает и не помнит. Исключение составляют скопления черных дыр – олигархата, которые втягивая в себя весь мир, являют собой страшную трагедию. Спасая свои жизни, они готовы пожертвовать всем миром.

Сегодня обывательская среда поразила в той или иной степени всех людей. Почти все стали обывателями. Жизнь сделалась тяжелой и гадкой. Мы видим ярость футбольных и религиозных фанатиков. Мы видим общество, которое выламывается странными жестами, начиная с криков «Я – Шарли!» и, заканчивая утверждениями либеральных академиков о том, что для России 140 миллионов жителей – слишком большая нагрузка.

«Возникли новые типажи, - пишет Э.Тоффлер в работе «Футурошок», - 12-летние дети с недетским характером, пятидесятилетние взрослые, походящие на 12-летних детей. Богатые люди, разыгрывающие бедность и программисты, зависящие от ЛСД. Анархисты, несмотря на свои грязные грубые рубашки, являются неистовыми конформистами, а конформисты, несмотря на крахмальные воротнички, - отъявленными анархистами. Женатые священники, министры-атеисты, еврейские дзен-буддисты. У нас есть поп и art cinetique, Плэйбой-клубы, а также кинотеатры для гомосексуалистов, амфетамины и транквилизаторы, гнев, изобилие, забвение. В основном, забвение».


«С многих точек зрения, - сказал Папа Римский в Европарламенте 25 ноября прошлого года, - складывается общее впечатление усталости и старения Европы – бабушки бесплодной и едва живой».

Л.Гумилев, автор «Этногенеза», определил примерные сроки существования народов. На его графике видно, что взлет человечества начинается с момента удовлетворения базовых потребностей и поднимается выше. Самая высокая точка - это проявление героизма и высшей силы человечества. Низшая точка перед умиранием народа – это точка обывателя, который озабочен только базовыми потребностями – то есть бытом.  Процесс умирания начинается, когда человек перестает контролировать свои вожделения и их удовлетворять. Эту стадию Гумилев назвал «мемориальной», когда от человека остается только память.


Получается, что сначала умирает дух, а вслед за ним - «тело» народа. С государствами и людьми происходит ровно то же самое, что и с колонией мышей, погрязшей в «невыносимо легком бытии». «Мыши, отказавшиеся от борьбы, - говорит Кэлхун, - выбравшие “невыносимую легкость бытия”, превратились в аутичных «красавцев», способных лишь на самые примитивные функции, поглощения еды и сна. От всего сложного и, требующего напряжения, «красавцы» отказались и, в принципе, стали не способны на подобное сильное и сложное поведение».2

Кэлхун проводит параллели со многими современными мужчинами, способными только к самым рутинным, повседневным действиям для поддержания физиологической жизни, но с уже умершим духом.  Это выражается в неспособности жить в состоянии напряжения, в потере творческого устремления и в убегании от борьбы за существование. Отказ от «вызовов» жизни – это «первая смерть» или смерть духа, за которой приходит смерть тела, - констатирует исследователь.

А дело здесь в том, что миссия человека, с которой он приходит в жизнь – стать природой, осознающей самое себя. Если этот принцип игнорируется, то природа избавляется от такого балласта. Это может быть как отдельный человек, так и многомиллионный народ. Обыватель – это слепой крот, который не видит ничего, кроме себя. Природа не нуждается в таких людях.

Со времен Рима и до наших дней цивилизации проживали короткую жизнь. Все они заканчивали свое существование одинаково – неимоверной роскошью и сибаритством, умственным отупением и развратом. Но есть и другие цивилизации, жизнь которых длится тысячелетиями: Древний Египет, Индия, Китай. Эти цивилизации никогда не прекращали самопознание и их вектор развития всегда был устремлен в вечность.
__________________________________
2 – Там же




Комментариев нет:

Отправить комментарий