понедельник, 27 апреля 2015 г.

АМБИЦИОЗНОСТЬ

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                         
АМБИЦИОЗНОСТЬ



Один человек сказал мне: «Все ваши ценности, вроде «гуманизма», «охраны природы» и «любви к детям» - это ерунда. Люди не соблюдали и не будут соблюдать эти принципы. Главная ценность сегодня – это амбиции.


Я, конечно, заметила, что амбициозность – это никакая не ценность, а просто черта характера определенного индивидуума, одержимого жаждой власти.  По сути, это зависть, соединенная с тщеславием, и, настоенная на внутренней нищете, когда человеку всегда чего-то не хватает.

Как-то Б.Расселл сказал, что «с завистью можно бороться только одним способом: сделать так, чтобы жизнь завистливых была счастливее и полнее».  Ах, его бы устами да мед пить! Ведь завистник никогда не удовлетворится своим счастьем, потому что у него «дырявое дно». Завистливый человек – это прорва. В него можно засунуть всё счастье мира и, тем не менее, завистник найдет того, кому еще можно было бы позавидовать. Его специфика – завидовать и отнимать. Вот такой он «физкультурник» этот амбициозный человек.  «Головы никакой – курчавости сколько угодно».

Амбициозность – говорит В.Пелевин, - это еще и современная «духовность» русской жизни, которая «означает, что главным производимым и потребляемым продуктом в России являются не материальные блага, а ПОНТЫ».1 «Бездуховность»,  стало быть, - это неумение кидать их надлежащим образом.

Если говорить точнее, то амбициозность – это стремление к экспансии. Это, конечно, не ценность, но вектор действия и линия поведения, то есть, установка.  Директор ЦРУ У.Кейси говорил, что «Самое главное – это экспансия!» В этом для него заключался смысл жизни. 

Экспансия, как линия политического поведения, одержимость идеей мировой власти, стремление охватить собой весь мир и завладеть «кольцом всевластия» - вот что такое экспансия или амбициозная точка зрения.  Но за желание быть первым всегда приходится платить и, в основном, жизнью. За свои амбиции поплатились все великие империи древности: Ассирия, Вавилон, Персия, Древняя Греция, Македония, Древний Рим. Пала Великая Римская империя и Австро-Венгрия. Рухнула Великая Британия, не удержался СССР. Теперь дело за амбициозными США, пытающихся создать своего «великого глобального человека». Растекание по горизонтали и пренебрежение духовной вертикалью  влекут за собой истончение энергии, а, значит, - гибель.

За амбициозность расплачиваются и олигархи, чьи предприятия и активы постоянно «сливаются», а это значит, что лишние остаются на обочине дороги. Вот что пишет об этом Э.Тоффлер в «Метаморфозах власти»…

«Стив Джобс, сооснователь Apple Computer, когда-то мальчик, восхищавшийся американской промышленностью, сложил с себя полномочия после "государственного переворота" в корпорации, осуществленного Джоном Скули, несмотря на то что Джобс владел огромным количеством акций компании. Якокка продолжает бесконечную борьбу против Генри Форда. Роджер Смит из General Motors стал персонажем сатирического фильма "Роджер и Я" и был публично растоптан Россом Пьеро, компьютерным миллионером, компанией которого завладел Смит. Этот перечень пополняется ежедневно».

В этом соревновании, в основе которого заложен принцип Фрейда, счастливчиков нет, потому что  в этой животной среде на место любого сильного самца всегда найдется другой, более молодой, который одолеет его.  З.Фрейд говорил об этом так -  «герой – это тот, кто мужественно восстает против своего отца и его пересиливает».2

Это закон хищников. По этому закону все друг друга поедают и за право так «пожрать» платят высокую ценую, закладывая при этом не только свои семьи, государства, но и все другие жизни вместе взятые. Кроме того, завоеватели подвергаются испытанию  властью, потому что удержать власть куда труднее, чем ее заполучить.

Завоевателям нужно постоянно быть вовлеченным в проблемы окружающего мира и каждый день заниматься уже не только любимой «физкультурой», а и тем, чтобы поддерживать тлеющий огонь раздора среди твоих противников.  Тот, кто сидит наверху  становится рабом всего мира и всех своих подданных, потому что он должен постоянно всё контролировать и способствовать тому, чтобы все были надлежащим образом разделены, ненавидели друг друга и равномерно грызлись.

Для этого и нужна амбициозность, которая вкупе с агрессивностью, спускается в массы. Укрепление амбициозности внизу  на уровне «ценности», способствует укреплению власти того единственного хищника, который сидит наверху.  Это помогает ему сохранить свою власть в обществе, которое расколото на миллиарды агрессивных и амбициозных единиц, готовых пожрать друг друга. Вот что однажды  американцы  сказали о русских: «Мы им дали толчок и теперь эти идиоты  дружно будут разбирать свой Союз и жрать друг друга!»

И, действительно, все единицы этой кучи, взбалтываемые время от времени судорогой гальванизации, поступающей от СМИ, вместо того, чтобы помогать друг другу, сцепятся в ревущую кучу, одержимые жаждой пустить друг другу кровь. Навязывание обществу качеств агрессии и амбициозности означает оболванивание этих мельчайших общественных частиц, которые отныне будут заняты не общим делом (например, строительством нового общества), а самоистреблением, самооплёвыванием и поиском виновных.

Но стоило бы подумать о том, а ЧТО, собственно, бедноте делить? Нечего, кроме трех петушиных перьев из чужого облезлого петушиного хвоста. Так ведь дерутся из-за этих трех перьев. Дерутся, потому что велели драться и не велели дружить. Потому что по-другому поступать не научили. Потому что жить своим умом и искать свой путь намного труднее, чем бежать трусцой по указанной дорожке вместе со всеми.

Я никогда не доверяю тем, кто предлагает «простые решения». Они – только для идиотов, которые видят лишь то, что лежит на поверхности.  Они судят обо все безапелляционно и тупо и, чем тупее человек, тем труднее побудить его задуматься. Главное для него – возразить. Это тоже род амбициозности и тщеславия, но это тщеславие – из курятника. Именно там, в курятнике всегда клюют ту курицу или петуха, у которой заметят капельку крови.

В главе «Современное омрачение» в книге «Воля к власти» Ф.Ницше пишет: «Время, в которое мы заброшены – время большого внутреннего упадка и распадения, которое… противоборствует духу молодости. Распадение, следовательно, неопределенность свойственны этому времени – нет ничего, что бы стояло на ногах крепко, с суровой верой в себя. Живут только для завтрашнего дня, ибо послезавтра сомнительно. Всё… скользко и опасно, и при этом лёд стал таким тонким… Там, где мы еще ступаем, скоро нельзя будет проходить никому!»

Это время разъединенности Ницше назвал «столетием упадка и, постепенно убывающей жизненной силы», столетием «необдуманных и произвольных попыток», «неудачных опытов» и всё это в совокупности означает – упадок.  И амбициозность  молодости оборачивается полным распадом  зрелости, когда обнаруживается несостоятельность яростной борьбы за три сомнительных петушиных пера, воткнутых в собственную шляпу.  Всё это – «омрачение», которым пропитано флуктуирующее пространство гигантского болота, которое представляет собой сегодняшний больной мир.

Этот мир, забывший о солнца, освещаемый лишь тусклыми болотными огнями, оживляется лишь амбициозной игрой болотной мошкары над тяжелыми и зловонными хлябями, в глубине которых только грязь и гниль.  Стоит ли менять свет солнца на этот смрад? Это дело выбора каждого. Из морока выбраться трудно – на то он и морок…
____________________________________________
1 – В.Пелевин. Некромент
2 – З.Фрейд. Человек Моисей. М., 1992. С.140


Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность

Комментариев нет:

Отправить комментарий