суббота, 21 марта 2015 г.

СОВРЕМЕННЫЕ ДИСКУССИИ: ГОСПОДА УЧЕНЫЕ И НОВАЯ ПАРАДИГМА БУДУЩЕГО РОССИИ

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                    Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


Современные дискуссии…
__________________________

Господа ученые и новая парадигма  будущего России 

Елена Де-бовэ


Слушаю я наших ученых и чувствую, как осторожно они пытаются идти вперед, боязливо нащупывая ногами твердую почву в российских хлябях.  Они, наконец-то, осмелились говорить о «новых путях», о каком-то дальнейшем «развитии» России.  Но как пугливо, как многословно они говорят. Словно хотят спрятаться за своими расплывчатыми формулировками.


Ну, это и понятно – ведь предлагать новые парадигмы куда сложнее, чем критиковать власть, сидя в уютных респектабельных кабинетах. Они берутся за это с некоторым боязливым энтузиазмом и надеются выйти из положения с помощью перестановки акцентов. Кажется, что для них главное – переустроить мир, ничего в нем не изменяя. В их словах я чувствую ту фальшь, о которой писал Экзюпери в «Цитадели»: «Но я знал, почему фальшивят сказители: они воспевали бога, который умер».


Рождение нового всегда мучительно. Этот процесс не может происходить безболезненно. И не в душных кабинетах рождается будущее, а на улицах и площадях. Этот страх перед «родами» нового заставляет ученых быть осторожными. Они смотрят на «роженицу» и рассуждают: «А, может, как-нибудь само рассосется?» Они страшно боятся этого рождающегося «ребенка», зачатого в тяжелых условиях от изнасилованной России-матери и заезжего гаера. Каков будет потомок  сомнительного союза?

Господа ученые  полагают, что они обязательно что-нибудь придумают и определят дальнейшие пути развития  этого «ребенка». Они тревожно смотрят на потуги матери и думают: «А, может быть, он не родится? Может быть, мы как-то со старым гаером договоримся, чтобы он взял на себя ответственность за будущее России? Может быть,  Россия согласится стать наложницей подкрашенного, выбритого и, прошедшего пластическую операцию, ненавистного гаера?»

Новое стучится в дверь. Что бы там ни предпринимали ученые, какую бы они искусственную реальность ни создали, а жизнь все-таки возьмет своё.  Вопрос заключается в том – жизнеспособен ли ребенок, зачатый от сомнительного «союза»?

Наши ученые с опаской говорят о том, что невозможно вернуть советское прошлое. Да, прошлое не вернуть. Да его и не вернешь при всем желании.  А вот в будущем это возможно.  Возможно потому, что это предопределено естественным ходом истории.

Если река не может течь вперед по своему руслу и заливает всю округу мутной загнивающей водой, значит,  надо разбирать завал из камней, который мешает ее движению. Разбор «завала» - это насущная необходимость, которая диктуется сегодня самой жизнью. «Завал» надо разбирать, потому что иными способами реку течь по руслу не заставишь.

Гигантская мертвая собственность, скопившаяся в нескольких руках и является таким «завалом». Огромный массив ценностей, денег, земель, нефти, газа, полезных ископаемых, транспорта, промышленности – все это находится в частных руках и руки эти не собираются ничего «разбирать». Все ценности лежат мертвым грузом. Только банки в этой вязкой среде живут, «как рыбы в киселе» и развивают бурную деятельность, делая деньги на судьбах загнанных в тупик людей. Разве, имея такой «кусок», можно его прожевать?

Мёртвая овеществленная собственность, как тяжелый панцирь придавливает всё к земле. Этот панцирь душит всё живое.  Его никакими силами нельзя модернизировать. Нельзя заставить мёртвое быть живым.

Известный психиатр Вильгельм Райх говорил о том, что психически больные люди иногда до такой степени бронируются психическим панцирем, что входят в состояние ступора. Если их не кормить специальным образом – они просто умрут. Таких больных сложно вылечить, потому что их энергия, текущая по позвоночному столбу, блокируется мертвым неподвижным панцирем. Доктор Райх  иногда брался за таких больных и, если ему удавалось уменьшить «толщину» этого панциря, то больной возвращался к нормальной жизни. Главная «болезнь» нашей «экономики» заключается в создании именно этого омертвелого «панциря».

В России должна быть возрождена жизнь, а не создана очередная либеральная партия. В России должна начать двигаться энергия. СТРАНЕ НУЖНО  ЖИВОЕ ДЕЛО, А НЕ ТЕОРЕТИЗИРОВАНИЕ.


Я вижу с какой опаской  ученые мужи говорят о том, что необходимо от ложных постмодернистских разрушительных ценностей переходить к ценностям настоящим.  Но это так опасно! Что об этом «вираже» скажут на Западе? А вдруг Запад снова к нам подобреет, а мы тут в своей дикой России ставим всё на свои места? Что скажут нам «западные друзья и партнеры»? Не обвинят ли они нас в предательстве и в подрыве нео-либеральных псевдо-ценностей, обеспечивающих планомерный распад России?

Да и самостоятельность нас напрягает. Это такая ответственность! Это постоянная ответственность! Это еще и головой надо каждый день  работать! ЗА 20 ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ РУССКИЕ ЛЮДИ ОТВЫКЛИ ОТ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ И ПАСУЮТ ПЕРЕД ПРИНЯТИЕМ РЕШЕНИЯ.


Нет, мы уже знаем цену искусственно созданному будущему. Но не в ученых кабинетах оно рождается. Оно просто приходит и случается. Оно случается так неожиданно, что реформаторы не успевают соломки себе подстелить.  И пока они рассуждают о том, как бы «левый марш» сделать поправее, произойдет то, чего не ожидает никто.

Наши русские головы очень медленно усваивают новое и с трудом отвлекаются от старого. Они цепляются за старые и отжившие схемы, которые уже привели государственный механизм к поломке. Для того, чтобы что-то планировать – надо использовать не только ум, но и интуицию и искать новые, нетрадиционные пути.

Ученые говорят: «Нет, нам не нужен второй Советский Союз. Но нас не устраивает и нео-либерализм!» Они хотят убежать «ОТ», но куда они направятся? Они никуда не хотят прийти. У них нет пути, а, значит, нет будущего. У них нет того, что было у Ленина – полета мысли, перспективы будущей жизни, стремления к переустройству  на новой основе.

Таких «устроителей будущего» Экзюпери называл «геометрами». «Геометры» не создают нового. Они его обсчитывают. А новое создает человек, который  обладает полетом мысли и интуицией. Интуиция дает цивилизатору уверенность, а главный критерий этой уверенности – красота картины будущего. Чтобы создать такую картину, недостаточно интеллекта – нужно особое видение.

Главное, чего сегодня не хватает – живой идеи. «Свободным называешь ты себя? – обращается Ф.Ницше к людям, полагающим себя способными к новому, но, споткнувшихся о свою неуверенность. - Свободным называешь ты себя? ТВОЮ ГОСПОДСТВУЮЩУЮ МЫСЛЬ ХОЧУ Я СЛЫШАТЬ, А НЕ ТО, ЧТО ТЫ СБРОСИЛ ЯРМО С СЕБЯ. ИЗ ТЕХ ЛИ ТЫ, ЧТО ИМЕЮТ ПРАВО СБРОСИТЬ ЯРМО С СЕБЯ? Таких не мало, которые потеряли свою последнюю ценность, когда освободились от рабства. СВОБОДНЫЙ ОТ ЧЕГО? Какое дело до этого Заратустре. Но твой ясный взор должен поведать мне: СВОБОДНЫМ ДЛЯ ЧЕГО?»1

Похоже, что господам ученым их старые цепи дороже, чем неопределенное, тревожное будущее и они вовсе не хотят их терять. Они не пойдут вперед, потому что цепи сковывают их движение. Они не хотят думать о главном. А в чем заключается это ГЛАВНОЕ?

Главное, о чем надо сейчас думать – о «мировом древе», задавленном мусором, нуждающемся в поливе, заботе, в создании условий для жизни и развития. Но, вместо того, чтобы об этом думать, господа ученые рассуждают: «Нет, мы не будем убирать эти мешки с ядохимикатами, которые делают землю ядовитой – мы их только слегка отодвинем.  Мы не будем снимать колючую проволоку со ствола – мы ее только немного ослабим.  Мы не станем отгонять крыс, гложущих корни – мы им покажем язык».

Все эти полумеры ни к чему не приведут. Так же, как и пожелания о том, что надо возвращать утраченные «ценности». Да не надо возвращать ценности – надо возрождать жизнь и начинать, наконец, строить.  Надо сделать все, чтобы соки внутри ствола древа начали двигаться. Оживление российского «древа» - это и есть то самое ОБЩЕЕ ДЕЛО, КОТОРОЕ ВСЁ ПОСТАВИТ НА МЕСТО. А ценности вернуться сами собой.

Истинные ценности не вбрасываются сверху, потому что истинные ценности являются следствием естественного развития жизни. Главное – это страна и ее жизнь. Работа в этом направлении возродит  преданность, дружбу, солидарность, сотрудничество и веру. А с новым смыслом жизни придёт сила, вслед за ней – радость и, как следствие всего этого возобновившегося жизненного процесса – устремление в будущее.

Кончится застой, начнется жизнь и сами собой засохнут и отпадут унылые либеральные ценности, которые сострадание к  покалеченным либерализмом людям кладет в основу жизни. Не будет покалеченных – не потребуется ни слезливого сострадания, ни социальной благотворительности – этих унизительных крошек с барского стола.

Господам ученым надо подумать о том, готовы ли они к ТАКИМ преобразованиям. Если нет, то лучше дискурс на эту тему закрыть и больше к нему не возвращаться. Пусть этот «больной» по-прежнему остается «скорее мёртвым, чем живым». Тогда после «консилиума» можно будет возвратиться в свой уютный кабинет и продолжать сладко критиковать власть, сидя у теплого камина.


И, с удовольствием слушая свою приятную и плавно текущую речь, успокаивающую нервы, и, утилизирующую, накопившийся за день негативизм, мечтать о  будущем, которое никогда не наступит.  Для ученых мужей  негативизм прежней скверной жизни более привычен, чем свежий ветер новой, непредсказуемой жизни.
___________________________________
1 – Ф.НИЦШЕ. ТАК ГОВОРИЛ ЗАРАТУСТРА. СПБ., 1996


Комментариев нет:

Отправить комментарий