понедельник, 23 марта 2015 г.

«ВО ВСЁМ БЕЗУМЬИ ЭТОМ ЕСТЬ СВОЯ СИСТЕМА!» (ОБРАЗОВАНИЕ НА ЗАПАДЕ)

-- Ведь есть же какие-то пределы?
-- Вот тут вы не правы... Пределов нет. Каждый способен на что угодно, буквально на что угодно.
                       Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


ЕЛЕНА ДЕ-БОВЭ
«ВО ВСЁМ БЕЗУМЬИ ЭТОМ ЕСТЬ СВОЯ СИСТЕМА!»
(ОБРАЗОВАНИЕ НА ЗАПАДЕ)



Сегодня очень многие люди на Западе и у нас в России не понимают, в каком мире они живут.  Они не знают, как и о чем им думать, каким советам следовать, потому что с толку их сбивает то, что Э.Тоффлер называет «сверхвыбором».


«Сверхвыбор» - это перечень товаров, услуг, стилей жизни, развлечений, игр, всевозможной информации и так далее. Для того, что прочесть весь этот прайс-лист, потребуется не одна человеческая жизнь. В результате «супервыбор» ставит человека в тупик, когда наступает кризис в связи с невозможностью выбора из миллионов вариантов. В таком состоянии человек идет к психологу и тот фиксирует начальную стадию заболевания, именуемого сегодня «футурошок» (боязнь будущего).

Это заявлено официально, закреплено подписями и печатями во множестве диссертаций, но это вовсе не означает, что от этого помрачения, именуемого в недалеком прошлом искусственной шизофренией, есть противоядие.

Сегодня каждому  человеку надо знать, что он живет в обществе, которое не собирается нянчиться с его психикой. Это мир, развитие которого ставит человека в тупик и толкает психику к шизофрении.  

Однажды М.Задорнов в одном из своих выступлений, темой которого было современное образование, рассказал историю, в которой российский детский психолог предложил ребенку найти логическую ассоциацию, сравнив две картинки.  На одной был нарисован ёжик, на другой – бутылка с молоком.  Ребенок совершенно правильно сказал, что ёж – млекопитающее и пьет молоко.  Но, как оказалось, ответ был иным.  «Сходство между ежом и молоком, - сказал психолог, - заключается в том, что они оба… свертываются».

Этот «правильный» ответ 20 лет назад явился бы тестом на наличие шизофрении у самого психолога. Сегодня такие ответы предлагаются детям во многих тестах. Вот это и есть прямое шизофреничное воспитание подрастающего поколения. С таким воспитанием и с такими технологиями я сталкиваюсь постоянно.

 Вся современная образовательная система – это рассадник шизофрении и инфантилизма. Дети на уроках постоянно разгадывают какие-то странные головоломки, решают нелепые задачи, ищут вычурные ассоциации, заучивают наизусть стереотипные ответы. На экзаменационные вопросы они отвечают только «да» или «нет», как на допросе с «полиграфом». А, если что-то и говорят, то  неестественным «выученным» языком.

Когда выпускники школ приходят в ВУЗ – перед глазами проходит череда людей с пораженным, закосневшим  умом, не способным к какому-либо самостоятельному движению, с речью, скованной стереотипностью (это – следствие неподвижности ума) и с полностью парализованной волей. Все эти «дети» - уже готовые умственные рабы. Такими их сделало современное образование. «Какие у нас могут быть мысли?» - как-то сказала мне студентка 5 (!) курса. Она была совершенно уверена, что «мысли» могут быть только у гениев, говорящих цитатами.

М.И Буянов, известный детский психиатр, говорит о том, что, конечно, рождаются и «генетические» шизофреники, «но гораздо опаснее вред социальный: в силу плохого воспитания.., из-за недостаточного контроля за детьми…».1

Сегодня в духе нео-либеральных ценностей стало модным романтизировать проявления психической болезни. Людей, страдающих синдромом Дауна называют «солнечными детьми», эпилепсию стали называть «священной», аутисты превратились в «принцев одиночества» и «людей дождя». Шизофреников, словно в насмешку величают «гениальными детьми», проводя аналогии с подлинными гениями, которые, якобы, страдают некоторой рассеянностью в быту.

«Сплошь и рядом приходится слышать, - пишет М.И.Буянов, - будто больные шизофренией – это почти всегда высокоодаренные дети, что талантливость и душевная болезнь идут рядом. Это слишком большое заблуждение, не имеющее под собой основы. БОЛЕЗНЬ ВСЕГДА РАЗРУШАЕТ ТАЛАНТ (если он был), она не рождает одаренность, она делает интересы человека односторонними, нередко абсурдными, сужает круг потребностей личности, лишает способности воспринимать все многообразие мира. Еще не было в истории человечества ни одного гения, который, заболев шизофренией, стал бы более талантлив – обычно все бывает наоборот, талант разрушается, дотоле яркие индивидуальности становятся серыми, одинаковыми, индивидуальность нивелируется».2

После того, как Ф.Ницше настигло психическое заболевание – он не написал ни одной книги, он вообще перестал писать, а Ван-Гог не смог рисовать.

Но шизофрения, особенно искусственная – не приговор. Многие больные выздоравливают, если им обеспечивают надлежащие условия жизни и правильное развитие и образование. Но вот именно с последним у нас очень большие проблемы.

Нынешнее российское преподавание  опирается на американские образовательные технологии, которые США распространяют по всему миру для производства однотипных людей. Эти технологии уже привели американцев к системным психическим заболеваниям. Большая их часть сегодня зависима от психотропных средств.  87% американцев не могут самостоятельно обрести психическое равновесие и устроить свои семейные проблемы.  39% из них нуждаются в госпитализации и являются опасными для общества.  Каждый день в американских школах происходят бессмысленные расстрелы детей неуравновешенными людьми, утратившими над собой контроль.

А.Фурсов  говорит, что американский капитал разрушил национальное образование еще в 1968 году. И это – не намеренное вредительство, а просто на образование стало выделяться меньше денег, но зато всё больше идет на войну. Американский олигархат стремительно движется к своим целям по  головам народов. Они демонтируют всё, что им не нужно или мешает.

Им не нужны ни образованные массы, ни границы между государствами, ни национальные валюты, ни национальные правительства, которые затрудняют движение денежных и товарных потоков. Всё, что мешает – безжалостно сметается.

Джон Кеннеди пытался переломить эту ситуацию, открыто заявив, что он будет играть по своим правилам.  Ему удалось несколько укрепить позиции образования с помощью денежных вливаний. Эти действия были вызваны научными достижениями СССР, запустивших в космос первый спутник. Д.Кеннеди заявил в конгрессе, что образование для США – приоритетная область.

Президент Кеннеди попытался ограничить притязания олигархов, взяв под контроль ЦРУ, ставшее орудием олигархата. Чем закончились все эти реформы? Олигархи смели весь клан Кеннеди и отменили новшества. С приходом к власти Рональда Рейгана образовательные программы начали стремительно свертываться. Это время, когда каждый день закрывалось по нескольку школ и университетов, в США назвали «рейганомикой». С этого момента разумные образовательные программы были заменены технологиями, насаждающими безумие.

Джон Тэйлор Гатто, двадцать шесть лет проработавший учителем в государственных школах Манхэттена, имеющий ряд государственных наград за выдающиеся заслуги в области образования, должен был уволиться из государственной школы в знак протеста против новых образовательных программ.  В настоящее время он продолжает работать учителем в Открытой школе города Олбани и ездит с выступлениями по Соединенным Штатам Америки, призывая к проведению радикальной реформы системы государственного школьного образования.

В своей книге «Фабрика марионеток. Исповедь школьного учителя» он рассказывает о методах, с помощью которых калечится хрупкая детская психика.
«1. Первый урок – это урок бессистемности. Все, чему учат детей, дается вне всякого контекста. Ничто ни с чем не связано.

2. Второй урок  – людей можно и нужно делить на группы: всяк сверчок знай свой шесток. (Еще до поступления в школу начинается борьба за место в престижном учебном заведении, и дети, попавшие, к примеру, в гимназический класс или в привилегированную школу, смотрят свысока на своих менее удачливых сверстников.)

3. Третий урок  – урок безразличного отношения к делу: когда звенит школьный звонок, дети должны тут же бросить все, чем до этого занимались, как бы ни был важен процесс, и быстро бежать на следующий урок. В результате ученики никогда ничего не познают до конца.

4. Четвертый урок  – это урок эмоциональной зависимости. С помощью звездочек, красных галочек, улыбок, хмурых взглядов, призов, почестей и наказаний школа учит детей подчинять свою волю командной системе.

5. Пятый урок  – урок интеллектуальной зависимости. Ученики ждут, когда учитель скажет им, что надо делать. Фактически дети должны просто воспроизводить то, что в них вкладывают, не привнося никакой своей оценки, не проявляя инициативы.

6. Шестой урок. Школа учит детей тому, что их представление о себе определяется мнением окружающих.

8. Седьмой урок  – полная подконтрольность. У детей фактически нет личного пространства, нет личного времени».3

Родители, отдавая ребенка в школу, рассуждают одинаково – все они хотят, чтобы школьнику рассказали о мире, объяснили его законы и помогли в нем определиться. Ровно так же рассуждают все нормальные люди как в России, так и в США:
"Какие большие идеи важны для маленьких детей?  - написала Гатто женщина по имени Кэти из г. Дюбуа, штат Индиана. - Самое важное – это дать им понять, что выбор того, что они учат, – не чья либо случайная прихоть, что во всем есть определенная система, что информация не просто льется дождем на них, в то время как они беспомощно пытаются ее поглотить. В этом задача – помочь понять взаимосвязанность всего, сделать информационную картину целостной".

Гатто с горечью констатировал, что система образования делает все наоборот: «Кэти ошибается, - пишет он. - Как раз, первый урок, который я даю детям, – это урок бессистемности. Все, чему я учу их, дается вне всякого контекста. Ничто ни с чем не связано. Я преподаю слишком много всего разного – я рассказываю им про движение планет по орбитам, про закон больших чисел и про рабство, я преподаю им черчение, танцы, гимнастику, хоровое пение, учу их, как вести себя при появлении неожиданных гостей, а также как вести себя с незнакомыми людьми, которых они, возможно, никогда больше не увидят, я учу их поведению при пожаре, учу языкам компьютерного программирования, учу умению проходить стандартизованные тесты, я даю им опыт возрастной сегрегации, не имеющей ничего общего с реальной жизнью… Какое отношение все это имеет одно к другому?
При ближайшем рассмотрении даже в лучших школах содержание и структура учебных планов страдают отсутствием логики, они полны внутренних противоречий. К счастью, дети не могут выразить словами ту растерянность и раздражение, которые они испытывают от навязываемого им под маркой качественного образования постоянного нарушения естественного порядка вещей. Целью школьной системы является формирование у детей поверхностного лексикона из области экономики, социологии, естественных наук и т. д., а не реальной увлеченности чем то конкретным».4

Эта книга была написала почти 20 лет назад. Сегодня в США ставится вопрос о фактическом упразднении школ.  В частности, исследователи, работающие по заданию корпорации RAND, проводящей исследования в образовательной сфере, делают выводы, что образованные родители вполне могут стать учителями своих собственных детей и учить их на дому. Этому будет способствовать  дистанционное компьютерное образование и обучение с помощью передвижных железнодорожных составов. Родителей будут обязывать проходить курс обучения в оставшихся единичных школах и именно они будут готовить детей к экзаменам.

Так называемое «мобильное образование» предполагает обучение школьников с помощью студентов, взрослых из местной общины (торговцев, менеджеров, инженеров, сантехников), которые будут обучать детей практическим навыкам.

Бывший инспектор образования США Нарольд Хоу предложил ввести в школу торговцев, которые к качестве оплаты за аренду школьных площадей под торговлю, обязывались бы проводить соответствующие уроки для школяров.

«Менторы» из «взрослого населения» будут привлекаться и в ВУЗы. Студентов будут обучать случайные люди, которые также будут прививать учащимся практические навыки. Университеты превратятся из храмов науки в обычные ремесленные училища.

Чиновники образования в Америке отмечают, что образование будет пожизненным, так как ситуация в мире быстро меняется, а это значит, что школа, дающая быстро устаревающие знания, будет не нужна.

В процессе обучения детей, планируется применение медицинских препаратов для стимулирования IQ.5 Детей  постоянно будут приучать к «временности». «Супериндустриальное образование, - пишет Э.Тоффлер, - должно подготовить людей к функционированию во врЕменных организациях завтрашнего дня».6

Планируется проведение экспериментов: создание классов с несколькими учителями и одним студентом; классы с несколькими учителями и группой студентов; студентов, организованных во временные целевые группы по реализации конкретных проектов.

Какие же цели ставят чиновники образования США, распространяя свои технологии по всему миру?  
Во-первых, это децентрализация школы – по сути, ее разрушение. Во-вторых, взаимопроникновение с общиной – это связано с отсутствием учителей и школ. В-третьих, слом жесткой системы расписаний и классов. В-четвертых, уничтожение бОльшей части формальной программы.

«Это не задумано как антикультурное заявление или призыв к тотальному разрушению, - пишет Э.Тоффлер. – Мы не должны, конечно, игнорировать такие основы, как чтение, письмо или математика. Это значит.., что десятки миллионов детей сегодня принуждены законом тратить драгоценные часы своей жизни, изучая материал, будущая полезность которого… сомнительна». И далее он заканчивает: «Современное образование является… пережитком прошлого».7

Кто же будет составлять программы обучения? Интересный вопрос, но ответ на него еще интересное. Учебные программы никто специально составлять не будет. Вернее, их будут писать все, кому не лень. Это будут некие «группы», которые «должны изобрести множество временных программ».8

К чему приведет такое образование? Тоффлер отвечает на этот вопрос в терминах отрицания: не будет ни общества, ни взаимопонимания между людьми. Это будет нечто, напоминающее разверзнувшуюся пропасть на том месте, где прежде было общество. Что касается человека, то, кажется, в этой убийственной картине ему вообще не остается места.

«Разнообразие, доведенное до экстремизма, - пишет исследователь, -  способно создать НЕЧТО, НЕ ЯВЛЯЮЩЕЕСЯ ОБЩЕСТВОМ, где недостаток связующих рамок сделает сообщение между людьми еще более сложным, чем сейчас. Однако опасности социальной фрагментации не избежать поддерживанием гомогенной (однородной) системы образования, в то время, как остальное общество летит к гетерогенности (разобщенности, неоднородности)».9

Итак, вперед к социальной шизофрении! Развал общества на фрагменты – это как раз то, что нужно. Беда в том, что с развалом общества развалится и сознание, утеряв общие основы, которые связывали людей коллективными понятиями о мире. 

Но Э.Тоффлер вовсе и не отрицает шизофреничности происходящего. Он утверждает, что распада общества избежать невозможно, поскольку вся мировая система идет вразнос и ее системы безопасности давно не работают, а ПОТОМУ «в этой ситуации неплохо бы понизить образовательные ставки», отменив «образовательное однообразие», которое «увеличивает шансы выживания общества».10

Действительно, зачем тратить деньги на образование в обреченном мире? Все равно впереди никакого внятного будущего нет. И потому вместо стандартной программы, благодаря которой ученики получают доступ к общей базе данных (история, математика, биология, физика, история, литература и языки) «дОлжно пытаться создать разнообразные предложения информации. Дети должны иметь возможность более широкого выбора…».11

Что это за странный «выбор»? Э.Тоффлер говорит о создании «учебных планов неожиданностей», которые «направлены на обучение… решения проблем, которые не только не существуют сейчас, но которые, может быть, и вообще не станут реальными».12  Сюда может войти, например, предмет по изучению методики борьбы с геномодифицированными монстрами и прочая ерунда.

В результате этой вивисекции над детьми, образовательные специалисты полагают получить «гораздо более индивидуализированные человеческие существа», которые в предельном своем выражении будут являть собой шизофреников и аутистов с рядом автоматических навыков. Уже сегодня школьные программы во всем мире (!) полностью освобождены от ценностных оценок и оперируют только голыми фактами. Мораль из школ изгнана раз и навсегда, равно как и система.

Что на это можно сказать? Олигархату не нужны ученые-универсалы. Их ущербная образовательная система будет изготавливать «широких» специалистов только «на заказ», как эксклюзивные товары. Все остальные будут «узкими»  и несамостоятельными специалистами, владеющими лишь небольшим набором навыков. Их будут по необходимости сбивать во врЕменные группы для решения определенных задач, а после исполнения «заказа» группы будут распускаться.  Каждый узкий специалист будет являть собой полную беспомощность даже в своей профессиональной сфере и, по большому счету,  ни на что не будет способен.

«Во всём безумьи этом есть своя система!» - сказал В.Шекспир, но, если это и система, то система доведения людей до безумия.  В этой системе  образования настораживает всё и главное – технология познание мира через задний проход. Если кто-то думает, что я рассказываю сказки – пусть поинтересуется, в каком состоянии находится система образования в европейских странах и каких «социальных инвалидов» она производит на свет.



_______________________________________________________________
1 – М.И.Буянов. Беседы о детской психиатрии. М., 1986. С.43
2 – Там же. С.44-46
3 - Джон Тэйлор Гатто.«Фабрика марионеток. Исповедь  
      школьного учителя»: Генезис; М.; 2006
4 – Там же.
5 – Э.Тоффлер. Футурошок. Гл. «Организованная атака»
6. Там же.
7 – Там же.
8 – Там же.
9 – Там же.
10 - Э.Тоффлер. Футурошок. Гл. «Разнообразие информации»
11 – там же.
12 – Э.Тоффлер. Гл. «Вчерашний учебный план сегодня»


Комментариев нет:

Отправить комментарий